» » Жена Тамара

Жена Тамара


Утро 9 Марта было погожим, и, по-весеннему добрым.

Ничего не предвещало Михаилу что в этот день, с ним должно произойти нечто не обычное, нечто такое, чего он, совсем не ожидал.

Такое, что изменит его жизнь.

Михаил и его жена, Тамара, сидели друг против друга за столом на их не большой кухоньке в их «двушке» на третьем этаже.

За окнами, нарастали звуки давно пробудившегося ото сна города.

Их городок, был не таким уж большим, но, Михаил с Тамарой, жили почти в центре неподалеку от мэрии, их дом стоял у перекрестка двух крупных дорог и, по этому, с самого утра и, до позднего вечера, квартиру наполняли звуки толкущихся на перекрестке машин.

Михаил сделал себе в большом фарфоровом бокале растворимый кофе с сахаром, как он любил, и уже собирался отпить, когда во входную дверь позвонили.

Звонок был протяжным, каким-то требовательным.

Михаил никого с самого утра не ждал и удивленно воззрился на Тамару, которая присела к столу, окончив с утренними водными процедурами.

— Кого там еще!? – Вопросительно, но, ни к кому конкретно не обращаясь, произнес Михаил.

— Сейчас посмотрю. – Сказала Тамара, как-то странно насторожившись и, уже делая попытку встать.

— Может это пацанва снова балует. Сиди, если кто и, правда, пришёл, позвонят еще раз. – Еще Михаил не успел договорить, как, дверной звонок, снова залился тревожным звоном. На этот раз, еще более настойчиво.

— Хм, — недовольно хмыкнул Михаил, ставя бокал со сладким кофе на стол, — придется выйти.

— Сиди Миш, я сама, подойду. – Тамара еще не успевшая начать завтрак, легко поднялась и вышла в коридор. Михаилу, показалось что жена, чем-то встревожена.

Не прошло и минуты, как от туда, раздался грохот, шум чего то падающего и крики:

— … Ах ты, проститутка! – С сильным не русским акцентом, кричала, какая-то женщина, — сучка, шлюха Русская, вот я, и добралась, наконец-то до тебя! Тварь, ну я тебе… — Дальше неизвестная гостья отпустила дюжину не печатных эпитетов, общий смысл которых сводился, в общем, к неприглядному моральному облику Тамары её престарелой матери, её неполноценного по мужской линии мужа, общей развращенности всех представителей этого этноса, и тому, что она сделает с этой, по её мнению, падшей женщиной.

Вся эта темпераментная тирада, нужно признаться, здорово задела и, до глубины души возмутила мужские и патриотические чувства Михаила, он, решив опровергнуть отрицательное мнение, о своей мужской состоятельности, целомудрии жены, и порядочности целого народа, оставив кофе на столе, быстро выдвинулся в коридор.

Картина, которую он, там застал, была не то чтобы живописна, но, весьма впечатляюща.

Посреди тесного коридора в самых неприглядных позах, стояли, сцепившись, две женщины, одна из которых, была собственно Тамара, ворот халата которой был, распахнут так, что стали видны её крупные груди в белом лифчике, а вот вторая, весьма колоритная полная брюнетка в растрепанном кремовом пиджаке и длинной до, самого пола, черной юбке. С всклокоченными, иссиня-черными волосами, и злым выражением полного лица, которое в другой ситуации показалось бы Михаилу симпатичным, была совершенно не знакома Михаилу.

Женщины, боролись, почти молча, видимо запас Русских нелестных выражений у «гостьи» иссяк, и теперь она шипела на родном языке.

Общий смысл выдаваемых ею определений, был в принципе, понятен Михаилу и, схож со смыслом, озвученным «фурией» ранее, на Русском языке.

Михаил не без труда вырвал жену из рук «амазонки» и, пользуясь преимуществом в физической силе, вытолкал непрошенную, гостью, за дверь.

Вытолкав её на лестничную площадку, Михаил, захлопнул за собой дверь и, остался с беснующейся гарпией один на один.

Женщина, поняв, что уже находится не в квартире, вырвала свои руки из рук Михаила, и, отскочив, встала в подобие боевой стойки, выставив не очень длинные, но, ярко красные ногти.

— Попробуй только тронь, — тяжело дыша со злостью, бросила она Михаилу, — я, вас обоих р….бу! – Выкрикнула женщина не часто встречающуюся исконно Русскую фразу, которую она, выговорила с особым старанием. Зачем-то поставив после буквы «З» букву «Е» напрочь, игнорируя твердый знак.

Видя решительный настрой «амазонки» Михаил, почему то, поверил в то, что эта пылающая праведным гневом тетка, приступит к исполнению своей угрозы немедленно.

Он, даже сгруппировался, вставать в оборонительную стойку было бы пожалуй, смешно, но, Михаил внутренне напрягся.

Тетка сопела на него, но, нападать не решалась.

Ситуацию, нужно было, как-то переломить и, Михаил, стараясь, чтобы его голос звучал как можно спокойнее, обратился к женщине:

— Стоп, стоп, что случилось-то, кто вы такая? – Женщина видя, что Михаил не собирается нападать на неё, опустила руки, и, начала оправлять свою одежду.

Женщина, поправляя задравшуюся под костюмом кофточку, бубнила себе под нос на своем языке витиеватые фразы, общий смысл которых характеризовал Тамару как падшую женщину, а Михаила, как представителя крупного рогатого скота.

Одного из представителей, которых, эта женщина, могла видеть лишь в передаче «в мире животных»

— В чем дело? – Вновь обратился Михаил к незваной гостье, чувствуя как в нем, начинает шевелиться недоброе предчувствие, — вы кто?

— Я – Зарина! – Презрительно смерив взглядом Михаила, что при её невысоком росте и, тучной комплекции, выглядело несколько комично. Однако Михаилу было не до того, и он повторил вопрос:

— Зарина, Зарина – попытался вспомнить Михаил – Кто ВЫ? – Агрессорша осклабилась и, ткнув указательным пальцем в дверь, сказала:

— Она знает.

Михаил нахмурился.

— Что случилось?

Женщина, криво ухмыльнувшись, разверзла искривленные от злости уста.

— Посади свою сучку на цепь! Или я, — она вновь продемонстрировала свой

Маникюр, — всю шкуру ей спорчу! – Прошипела «фурия» изрядно приправив слова своей гневной речи, совершенно не нужными в этом предложении мягкими знаками после шипящих.

— Да, в чём дело то!? – Раздражаясь, вновь спросил Михаил.

— Твой жаляп* я, поймала вчера со свой муж! – Её акцент усиливался по мере её успокоения.

Михаил нахмурился, в другой бы ситуации, он, послал бы незнакомку куда подальше и, захлопнул бы перед её носом дверь, но, странное поведение Тамары со вчерашнего вечера, когда она пришла с вечеринки на работе во взвинченном состоянии, а после впала в прострацию, заставило его по-другому услышать разгневанную женщину.

Вчера, поведение Тамары, вызвало у него не ясные подозрения, на его вопросы, что случилось, Тамара почему-то, пряча глаза, ответила, что поругалась на работе и, получила выговор от шефа.

Вообще-то, «шеф» Тамары, был щедр на выговоры, и, поэтому Михаил, не придал особого значения её словам.

Но, была в поведении Тамары и еще какая-то странность, объяснения которой он, тогда, так и не нашел – списал всё на усталость жены, её плохое настроение.

А теперь, эти вчерашние подозрения, заставили Михаила остаться на лестничной клетке лицом к лицу с разгневанной женщиной и прислушаться к её крику.

— Что случилось? – В очередной раз задал Михаил пустой вопрос.

— Её спроси. Она скажет. – Женщина вновь ткнула ярко крашенным, ногтем в дверь их квартиры.

— Спрошу, — неожиданно для оппонентки согласился Михаил, — спрошу, но позже, а сейчас ваша версия. – Михаил продолжал хмуриться.

Спокойный тон Михаила, несколько сбил «боевой» настрой гостьи и она, почти спокойным голосом сказала:

— Ты, что не знаешь ничего?

— Что я, должен знать? – Не смотря, на внешнее спокойствие, Михаил нервничал всё сильнее.

— Твоя жена, эта… — Вновь она отпустила велеречивые эпитеты на обоих языках, — она, спит с мой муж! – Закончила свою изобличающую тираду незнакомка и презрительно осмотрела Михаила взглядом, каким женщины смотрят на мерзкого слизня.

— Сегодня она спала со мной. – Высказался в защиту жены Михаил.

— Дурак, — продолжила незнакомка, — вчера вечер, где она был!? – Она вновь ткнула в дверь.

— Дома. – Спокойно ответил Михаил.

— Не совсем вечер, чуть-чуть день! – Подбирая слова не знакомой ей речи, с презрением, и, пропуская мягкие знаки там, где они были действительно нужны, говорила женщина.

— На работе она была у них там, вечеринка была, по поводу восьмого марта. – Раздражаясь, всё сильнее бросил Михаил.

— Работе!? Ха-ха-ха, — она вновь выругалась, — сказать тебе какой работе он был? – Женщина бросила эти слова Михаилу в лицо, словно упрек.

— Говори. – Сквозь зубы бросил Михаил, разом догадавшись, кто эта «дикая амазонка» и о чем она говорит.

Теперь Михаил понял, что эта всклокоченная гарпия, никто иной как жена Рената.

Ренат, был бывшим одноклассником Тамары.

Еще в школьные годы, Тамара, была влюблена в своего одноклассника, и серьезно собиралась за него замуж, однако, его родители были резко против Русской девушки сына.

Когда их возраст стал «взрывоопасным», родители, видя в Тамаре реальную угрозу «целомудрию» их сына, быстренько женили его на девушке-единоверке, с чьими родителями находились в дальнем родстве. Сватовство прошло, без ведома жениха и, было скорым.

Молодого, поставили перед фактом, уже тогда когда сватовство состоялось. Будучи зависимым от родителей, и не решаясь идти наперекор национальным традициям, Ренат, был вынужден, согласится с желанием родителей.

Свадьба была показательной, пышной и, с соблюдением всех обычаев, а на свадьбу, молодым, богатая родня, подарила квартиру совсем в другом районе города и Ренат, надолго исчез с поля зрения Тамары.

Та, проплакав с недельку-другую, осмотрелась по сторонам и только теперь, её затуманенный «несчастной» любовью взгляд, остановился на Михаиле, который безуспешно, и, уже давно, делал попытки обратить на себя её внимание.

Размолвка Тамары с Ренатом из-за его свадьбы, желание отомстить любимому толкнуло Тамару в объятия любящего, но, не любимого Михаила.

А потом, жизнь завертела, пошли дети и, как говорится в известной народной поговорке: стерпелось-слюбилось.

Михаил не видел больше Рената ни разу с тех пор, и, признаться даже забыл о его существовании, но, как выясняется, его не забыла Тамара, былая любовь – спящее чувство, которое, как оказалось, рано, или поздно дает новую пандемию.

— Они давно встречаются. Оказывается. – Взяв себя в руки, почти спокойно проговорила Зарина.

— Сколько!? – Сквозь зубы процедил Михаил, все его мысли, замкнулись на чем-то ненужном сейчас, пошли по замкнутому кругу, вращаясь, как ни странно вокруг чашки кофе, которую он, оставил недопитой на столе в кухне.

— Два, или, три месяца.

— Да?

— Знаешь, — Зарина вновь окинула его высокомерным и в чем-то даже презрительным взглядом, — смотреть за своей женой нужно… — Она вновь пробурчала что-то уничижительное, что Михаил уже не расслышал, но, прекрасно догадался о смысле фразы.

— Давно знаешь? – Спросил Михаил, не глядя в её глаза.

— Нет! – Зло бросила она, — знала бы давно – убила бы твою суку!

Михаил сжал зубы и сквозь них прошипел:

— Уходи. – Его дыхание участилось, и голос нервно подрагивал. – Проваливай отсюда, быстро! Вали. Ну!

Зарина с удивлением поглядела на Михаила, но увидев выражение его лица, молча, развернулась и начала спускаться по ступеням, спустившись на половину пролета, она обернулась и, презрительно, словно плюнула, бросила Михаилу:

— Твоя жена шлюха, а ты, лох! – Последнее было сказано через «Ё» но, унизительный смысл, короткого слова дошёл до адресата.

— Сука! – Зло выдохнул Михаил, не понятно кому, адресуя «комплимент» толи жене, толи незваной гостье. С минуту постояв у двери, Михаил резко открыл её.

— Тамара! – Крикнул он резко от двери раздражённым голосом, но жена не отозвалась.

Михаил, направился вглубь квартиры, нашел жену сидящей на кровати в спальне.

Она сидела, опираясь локтями в колени, закрыв лицо ладонями. Плечи её дрожали, она беззвучно рыдала.

Вид плачущей женщины, обезоружил Михаила и, вместо крика и упреков, которые он, уже собирался бросить в лицо своей жене, Михаил просто подошёл к Тамаре и, встав над ней, спокойно, но зло, обратился:

— Поговорим? – Поняв, что Михаил рядом, Тамара разрыдалась ещё сильнее, теперь она рыдала в голос.

Михаил сжал руку в кулак и поднял его над головой женщины, словно собираясь ударить, но, рука разжалась и его ладонь, легла на голову плачущей жены.

— Хватит. – Сквозь зубы, но, уже без злости в голосе произнес Михаил.

Жена же напротив, разрыдалась сильнее.

Теперь её плечи тряслись так, словно у Тамары начался эпилептический припадок.

— Хватит!!! – Вдруг резко прикрикнул на жену Михаил. – Рыдания смолкли но, плечи дрожать не перестали.

Михаил отошёл от жены и, подойдя к двери, обернулся.

Тамара, так и сидела, закрывая лицо руками. Маленькая, хрупкая, и… такая любимая!

Михаил заскрипел зубами и, вернувшись к жене, одним сильным движением, отнял её руки от лица.

Её лицо, было всё мокрое и, в потеках косметики. Странно, но, вместо злости, Михаил, вдруг ощутил нечто иное, что-то похожее на нежность и, одновременно… на возбуждение!

В голове его что-то «перемкнуло» и Михаил, с силой повалил жену на кровати.

Тамара растерялась и даже не сопротивляясь, смотрела округлившимися глазами на озверевшего мужа.

Таким, она его еще никогда не видела.

Сильные руки Михаила, совсем разодрали на Тамаре многострадальный халат.

Жалобно затрещав, лопнул ворот, запрыгали по полу оторванные пуговицы.

Тамара попыталась отстраниться, но, Михаил, рванув её бюстгальтер, содрав с неё, он отбросил его, куда-то в, сторону, тугие груди Тамары с большими сосками оказались на свободе.

Михаил, с совершенно безумным лицом припал к этим её упругим холмам.

Другой рукой порвал и отбросил последнюю деталь её белья.

Михаил совсем обезумел, не подготовленное предварительной лаской, сухое лоно жены, с трудом пропустило в себя, вдруг ставший «железобетонным» орган мужа.

Таким крепким, ЕГО, она у Михаила уже давно не помнила.

Тамара, закусив губы, сотрясалась под мощными толчками мужа.




Это, продолжалось непривычно долго, в другой бы ситуации, Тамара, наверно испытала бы, не поддельное удовольствие, а так, она просто бревном лежала на спине, закрывая лицо, руками и, отрешённо, сквозь пальцы смотрела на люстру, иногда морщась от боли в сухом лоне.

Наконец, пытка закончилась, заскрипев зубами и прорычав; — С-с-сука-а! — Михаил, взорвался в жену потоком горячей влаги.

Тамара, тяжело дышала и прятала от мужа глаза, в которых блестели слезы.

Михаил, оставив Тамару лежать на разорванном халате, ни слова, ни говоря, вышел из спальни, сильно хлопнув дверью.

*

Михаил сидел на кухне, цедил остывший сладкий кофе и, пустыми глазами смотрел на холодильник, даже не видя его.

Он, не отреагировал, когда Тамара, кутаясь в разорванный халат, прошлепала босыми ногами в душевую.

Михаил сидел как мумия, даже не моргая глазами.

В его голове было пусто как, в пересохшем колодце. Тамары, не было довольно долго.

Михаил, перевел взгляд на дверь кухни, лишь, когда в ней появилась жена.

Она надела другой халат, новый.

Михаил изучающим взглядом сверлил прехорошенькую фигурку жены, которая в свои не полные сорок лет, была еще очень даже ничего: стройная с узкой талией, и крутыми бедрами.

— Сегодня, были «опасные» дни…, а ты… — Не понятно к чему сказала Тамара.

— Что? – Словно не расслышав её, спросил Михаил.

— Я могу…, мы ведь не предохранялись… — она подняла взгляд, но натолкнувшись на злые глаза мужа, тут, же их опустила, и замолчала на полуслове.

— Любишь его до сих пор? – Не обращая на слова Тамары внимания, спросил Михаил.

Тамара подняла на секунду взгляд, встретилась с глазами Михаила и вновь их опустила.

— А? – Требовательно переспросил Михаил.

Тамара собралась уйти из кухни.

— Стой! – Приказал Михаил, но, в его голосе уже не было жесткости.

Тамара опустила голову.

Михаил встал, взял жену за руку и, усадил за стол.

— Почему не сказала, почему за спиной? – Продолжал допытываться он.

Тамара молчала и тогда, Михаил продолжил:

— Помнишь наш уговор?

— Помню. – Наконец произнесла Тамара, не поднимая головы.

— Ну, если помнишь… тогда, почему? – Михаил вновь сжал кулаки. Этот уговор, о том, что Тамара сама расскажет Михаилу, если вдруг изменит ему, Тамара никогда не считала серьезным, она согласилась тогда с мужем, даже не думая, что, когда ни будь, ей придется рассказывать о чем-то. Ей просто не в чем было ему признаваться.

Почему то, Михаил решил, что так будет лучше, так, ему будет легче. Тамара, тогда, не собиралась изменять Михаилу, и, легко дала слово.

Но, как оказалось: человек предполагает, а Бог располагает.

Откуда же ей тогда было знать, что почти пятнадцать лет спустя, она, вновь повстречает свою первую любовь и, всё начнется сначала.

— Как ты себе представляешь моё признание? – Ехидно спросила Тамара, но Михаил, спросил другое:

— Сколько это уже продолжается? – Зачем-то спросил Михаил, хотя, знал, от Зарины, что Тамара встречается с Ренатом, уже три месяца.

Тамара подняла на мужа затравленный взгляд и, наконец, ответила:

— Да какая теперь разница-то.

— А. Ну, да, какая. Верно. – Михаил отошёл от жены и, подойдя к мойке, плеснул в лицо воды.

Тамара, сидела, сгорбившись, её лицо пылало, но, слез уже не было.

— И что теперь? – Осторожно спросила женщина.

— Что. – Как по инерции повторил Михаил, потом, порывисто подошёл к жене и, оперся руками в стол.

— Ты, спрашиваешь «что»?

Тамара не ответила.

— Рассказывай. – Приказным тоном потребовал Михаил.

— Что тебе рассказывать? – Рассеяно спросила Тамара.

— Всё рассказывай. – Михаил снова сел за стол напротив жены и, требовательно посмотрел в её глаза.

— Всё? – Не понимая, что он от неё хочет, переспросила Тамара.

— Чем он, лучше меня!!? – Последнее Михаил почти выкрикнул.

Тамара пожала плечами и, сжалась, словно ожидая удара, это, было странно, ведь Михаил, никогда не поднимал на жену руку.

— Чем. – Машинально повторила вслед за мужем Тамара.

— Да, — чем!? – Михаил уже взял себя в руки и сел на табурет напротив жены.

— Он, не лучше… он… просто… — тянула Тамара.

— Он лучше в постели!? У него агрегат больше, что!? – Вновь распаляясь, заглядывая в глаза жене, спрашивал Михаил.

Тамара старательно прятала взгляд.

— Он не лучше, хотя у него и правда, больше, — Тамара усмехнулась и с вызовом посмотрела на мужа, — почему вы, мужики, так зациклены на своих размерах? – Похоже, Тамара переходила в наступление. Её губы скривились, и Михаил понял, что она, на грани истерики.

— Больше, — вдруг выкрикнула Тамара, — думаешь мне, ЭТО нужно!? Ты, думаешь только из-за ЭТОГО!? – Тамара истерически рассмеялась.

— Объясни тогда. – Злость у Михаила не прошла, но он, сдержался, и, устало опустил голову на сложенные руки.

А Тамара, напротив, распаляясь все сильнее, срываясь на крик, продолжала:

— Думаешь, я, была с ним только потому, что, у него член в половину, больше чем у тебя. Да!? Думаешь только по этому? – Тамара уже кричала.

— Почему же тогда? – Михаил старался говорить спокойно, хотя чувствовал что сам, вот-вот сорвется на крик. – Чего тебе еще не хватало?

— Идиоты, вы думаете в ваших, — она показала глазами в пах мужу, — заключается то, что нам нужно?

— Тогда чего тебе не хватало? Я, делал для тебя всё, всё что мог, я, ведь я, любил… нет… люблю тебя.

Михаил замолчал, лишь сильно сжал бокал, с уже холодным кофе и, вонзил взгляд в жену.

Тамара не выдержала первая. Она вся обмякла и, плачущим голосом проговорила:

— Я, люблю его до сих пор. Понимаешь.

Теперь сжался как от удара Михаил, и, на кухне, установилась гробовая тишина.

Тихо, почти не слышно из крана в мойку капала вода. Но, даже этот слабый звук, был, кощунственно громким в воцарившейся гробовой тишине. Казалось, что люди перестали даже дышать.

— И что теперь? – Первым нарушил тишину Михаил.

— Не знаю Миш. Я, ничего не знаю! – Тамара всхлипнула, и Михаил понял, она сейчас опять заплачет.

— Ты ведь обещала всегда быть со мной. – Сказал Михаил, и сам понял, как глупо сейчас прозвучала его фраза.

Тамара подняла глаза и, печально улыбнувшись, ответила:

— И сдержала слово, я, всегда буду с тобой, потому и молчала, думала, поиграю с ним, подразню, отомщу, и…, — она вновь замолчала, потом, вздохнув продолжила: — В общем, я, хотела отомстить ему, за то… за то, что тогда… он женился не на мне, на другой, но, видимо я заигралась, не смогла вовремя остановиться.

Понимаешь, а когда я сообразила – поняла что играю с огнем, было уже поздно.

Мы, оказались с ним в одной постели… я, даже не поняла, как это произошло, мы танцевали, а потом… его руки… он обнимал меня, я, была как в тумане. Я всегда мечтала об этом, понимаешь, всегда мечтала оказаться в его объятиях, в общем, я, не помню, как мы оказались в одном номере.

Когда я, опомнилась, я была уже на кровати, а он… он, целовал меня!

Боже, как же я хотела этого тогда, в юности, как ждала от него ласки тогда…, а он… – Она замолчала, вопросительно посмотрев на мужа, как будто спрашивая разрешения рассказывать дальше, Михаил молчал и Тамара продолжила.

— Я, так мечтала о нем, я так хотела, чтобы он, стал моим, первым, но… его родители… — она вновь замолчала, понимая, что пытается оправдать его перед самой собой. — Когда он, начал, то… то, я, я уже ничего не смогла с собой поделать…

— Он что, взял тебя силой? – Почти равнодушным тоном спросил Михаил.

— Что? Силой? Нет! Скорее это я… — Тамара помолчала, а потом с решимостью обреченного, уверенно сказала: — Скорее это я его силой, — она усмехнулась, — у меня начался оргазм, едва ОН, коснулся меня, я, никогда такого не испытывала, я, словно потеряла голову, просто насиловала его и… — Тамара опять не договорила. Потом, продолжила, — мы стали встречаться, не часто, я сначала хотела сказать тебе, помнила наш уговор, но, побоялась.

— Побоялась чего? – Отрешенным тоном спросил Михаил.

— Скандала, у него ведь дети…

— Что. Что ты сказала!!? – Взорвался Михаил, — у него дети!? А у нас? У нас что, щенята!!?

— Ты меня не так понял, — потупилась Тамара, — конечно, я это и хотела сказать у меня…, у нас тоже, но ведь… — Она махнула рукой, не зная, что говорить дальше.

В комнате вновь воцарилась тишина.

Первым нарушил тишину Михаил:

— Ты уйдешь к нему, или, мне освободить вам квартиру? – Михаил смотрел в её глаза.

— Этого-то я, и боялась… — Обреченно проговорила Тамара.

Михаил вдруг недобро рассмеялся.

— Этого боялась она, а когда спала с ним, ничего не боялась!?

— Я, правда не знаю, что тогда на меня нашло, мне потом было так стыдно, каждый раз… что я… я, не смогла тебе об этом сказать, думала покончу с этим, и, всё останется как прежде.

— Каждый раз!? – Воскликнул Михаил, — это было много раз!?

— Не много, но, не один раз, — сказав это, Тамара словно облегчила душу и, даже отважилась поднять глаза.

— Не один раз… — горько повторил Михаил, — так вот почему… — Он словно догадался до чего-то, его лицо просияло, словно он, нашёл ответ на мучивший его вопрос, — так вот почему ты меня избегала, уклонялась от близости!

— Да. – Просто ответила Тамара. — Я, думала, ты заметишь разницу, у него и правда на много больше…

Михаил рассмеялся недобрым истерическим смехом, а Тамара с опаской посмотрела на него, — ты чего?

— Какая же ты, дурочка, — сквозь смех бросил Михаил, — наивная, ты что, думала я, и правда такое замечу?

— Думала. – Рассеяно подтвердила Тамара.

— Ну и как он тебе? — Продолжая хохотать, спросил Михаил.

— Да никак, мне его размер по барабану был, мне сначала вообще, больно было, мне, он сам нужен был. – Тамара, нахмурившись, смотрела, как Михаил покатывается со смеху, подозревая, уж не повредился ли он умом.

Михаил вдруг оборвал смех и, схватил жену за ворот.

— Сука, какая же ты всё-таки сука!

Тамара вырвалась и, вскочив с табурета, выкрикнула в лицо Михаилу:

— Да, я, сука! Что теперь, что!?

Михаил как подкошенный рухнул на табурет.

Тамара тоже присела.

— Ты не ответила. – Устало проговорил Михаил.

— Что ты хочешь еще знать? – Теперь в голосе Тамары слышалось раздражение.

— Так ты, уйдешь к нему, если позовет?

— К нему? Я? – Тамара не могла ответить.

Михаил снова встал.

Он начал ходить по квартире собирая свои личные вещи.

— Дети останутся со мной! – Зачем то сказала Тамара Михаилу, но тот не ответил. Застегнув сумку, он поднял её на плечё.

— И куда ты, собрался? – С растерянной усмешкой спросила Тамара, еще не веря в то, что Михаил вот так просто уйдет.

Михаил, ответил лишь, когда обулся:

— Куда глаза глядят. – Проронил он, закрывая за собой дверь.

Он, уже спустился на пару ступеней, когда Тамара выскочила на площадку и крикнула ему вслед:

— Миш! – Михаил остановился, и закрыл глаза, — ну куда ты пойдешь? – Спросила Тамара.

— Какая тебе разница, — горько усмехаясь, спросил Михаил.

— Но ведь, тебе некуда…

— Не твоя это теперь забота.

— Миш, — снова обратилась Тамара к мужу, — не уходи, пожалуйста, я… я, прошу у тебя прощения.

— Прощения? – Тупо переспросил Михаил оборачиваясь.

— Да, Миш, прощения, ведь ты же говорил что простишь…

Михаил вдруг усмехнулся.

— Говорил, было, но, я говорил, чтобы ты, ничего не скрывала.

— Ну, правда Миш, прости я, я, была дура, поддалась на минутную слабость…

— Ты сама себя слышишь?

— Миша, пойми, я… — Тамара тяжело вздохнула, — я ошиблась.

— Ошиблась?

— Да, прости меня дуру.

— Простить!? – Михаил вдруг развернулся к жене и сделал шаг в её сторону.

Тамара с надеждой посмотрела на Михаила.

— Простишь? Ты же обещал…

В новом коротком халатике, жена, показалась Михаилу такой привлекательной, что он, невольно испытал дикое возбуждение.

Стоя на лестничной площадке, он, вдруг представил Тамару в объятиях другого мужчины и, вдруг, захотел её так сильно, что желание это, пересилило в нем всё: обиду, злость; ревность…

Михаил как одержимый втолкнул жену в квартиру, бросая сумку с вещами на пол и, разрывая на жене новый халатик.

Он, еще никогда не позволял себе так жестко обладать женой, так грубо обращаться с ней, а она, еще никогда не стонала так громко, никогда не извивалась так, и никогда не получала такое удовольствие в его объятиях.

Михаил, словно обезумел, с силой терзая её потное тело, он, теперь не стесняясь сделать ей больно, грубо ласкал её.

Тамара зря переживала, её лоно, ни сколько не растянулось и, так же привычно охватило тело Михаила, только теперь, Тамара была готова, она, вдруг, испытала такой эмоциональный взрыв, что, кончила первая, в исступлении царапая ногтями спину мужа.

Михаил сжал её в объятиях и затих.

Неизвестно сколько времени они лежали так, обнявшись, потом, Тамара произнесла:

— Сегодня же опасные дни, а ты…

— Ну и что. Я, знаю. – Спокойно сказал Михаил.

— Тебе-то ничего, а мне… наверно придется… — Тамара красноречиво хмыкнула.

— Так тебе и надо! – Прижимая Тамару к себе, проговорил Михаил, он вдруг понял, что злости у него к ней больше нет.

— Что-о-о!? – Воскликнула Тамара.

— Что слышала, это тебе в наказание за измену.

— Да знаешь кто ты после этого? – Притворно хмурясь, проговорила Тамара.

— Зато, я знаю кто – ты! – Не обращая внимания, на слова Тамары проговорил Михаил.

— Да! И, кто же я?

— Ты… — Михаил сделал паузу, — ты «SexWafe» — Михаил тщательно и, медленно выговорил иностранное слово.

— Да. А что это значит? – Тамара сделала брезгливую мину.

— Точно хочешь знать?

— Точно.

— Сказать тебе на Русском языке? – Продолжал томить её Михаил.

— Скажи. – Тамара потянула Михаила за ухо.

— По-русски это, звучит просто, и красиво — ****Ь!

 0 
Теги: измена



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Похожие фото




Присвоение шлюшки

Присвоение шлюшки