Анюта


Я прожил уже немалую жизнь. Имел множество женщин. Хотя иногда еще и питаю какие-то надежды в этом смысле, прекрасно отдаю себе отчет, что остались мне здесь в основном лишь воспоминания. Так вот, имея сексуальные контакты со многими десятками видных, а то и, поверьте, просто роскошных дам, я все чаще вспоминаю две ночи, проведенные с ней – простой и уже немолодой тогда Анной Тихоновной. Боюсь, ее уже наверняка нет на белом свете. Однако в лучшие минуты своего пенсионерского бытия я думаю почему-то именно о ней. Именно она еще дарит мне то, что зовут вожделением, и я понимаю, что тех две ночи, наверное, были самыми сладостными в моей жизни. В этом рассказе я буду говорить правду, т.к. она, поверьте, была прекрасной.

Случилось это, когда я, являясь двадцатитрехлетним молодым человеком, был направлен на преддипломную стажировку в один из небольших райцентров степной Украины. Не помню, с чьей подачи, но снял комнату в частном доме у вдовы предпенсионного возраста. Звали мою хозяйку Анна Тихоновна. Честно говоря, она не была особо привлекательной на лицо. Более того, еще работая и ведя в одиночку домашнее хозяйство, очевидно, не имела возможности очень уж ухаживать за собой. А с учетом того, что попросту годилась мне в матери, в течение какого-то времени намерение забраться к ней в постель даже не приходило в голову.

Впрочем, у Анны Тихоновны было одно специфическое женское достоинство, которое, скорее всего, определило мои мужские предпочтения на всю оставшуюся жизнь. У нее была фигура, как сейчас принято говорить, рубенсовской женщины – крутые и мощные бедра, узкие плечи, а главное – еще явственные остатки талии. Следует отметить, что к тому времени я уже имел небольшой опыт половых контактов со сверстницами. Причем, с совсем другими «параметрами».

Впервые посмотрел на свою хозяйку как на женщину после того, как однажды утром пошел на зарядку вглубь ее огорода. Там, за деревьями, среди развешанного постельного белья, я увидел, пардон, панталоны и бюстгальтеры Анны Тихоновны. Неудобно в этом сознаваться, но впечатлила меня отнюдь не красота исподнего (оно было простым и дешевым), а его размеры. Наверное, тогда впервые представил себе попу, которую обнимал нижний аксессуар и… внезапно захотел сделать то же самое. Хотя никогда не был фетишистом, хорошо помню, что именно огромные панталоны Анны Тихоновны впервые зажгли во мне то желание. Причем, очень наглядно. Как это проявляется в таком возрасте, объяснять не стану.

Второй повод столь же бурно возжелать близости с немолодой хозяйкой случился несколько позже. Как-то проснувшись ночью, я увидел через приоткрытую дверь в свою комнату Анну Тихоновну. Она, включив в коридоре свет, подбрасывала в топку печки уголь (дело было ранней весной). Моя желанная была в короткой ночной рубахе. А самое главное – набирая топливо, оттопыривала свою грандиозную попу в мою сторону… Затем много раз думал: как бы она прореагировала, если бы я тогда вскочил и стал влечь ее в постель. В любом случае отчаянно ругал и ругаю себя до сих пор, что не сделал этого и, по крайней мере, не попытался продлить таким образом те считанные часы, которое так сладостно вспоминаю на склоне лет.

Дело в том, что прожил я у Анны Тихоновны недолго – несколько месяцев. Обстоятельства сложились таким образом, что вскоре мне изменили распределение, и я должен был уехать на работу в родные края, на чем настаивали родители. Мы хорошо отметили предстоящий отъезд на работе, а затем вместе с одним из коллег пришли вечером с бутылкой водки ко мне. Хозяйка накрыла стол и присела вместе с нами. Затем и она выставила бутылку. И я, и товарищ по работе были в изрядном подпитии. Когда я вышел его провожать, он вдруг шепнул мне: «вы…би сейчас Анну Тихоновну». Я не могу объяснить, почему не решился на такую попытку сам. Уверен лишь в том, что именно эти слова человека, который был старше меня лет на десять, сыграли решающую роль в произошедшем. Видно, упомянутые достоинства этой женщины были все же очевидны не только для меня.




Хорошо помню, что после возвращения в дом меня стало, как говорится, колотить. Казалось, я даже протрезвел. Поскольку было уже поздно, Анна Тихоновна убрала со стола и ушла в свою комнату. Едва дождавшись пока она выключит свет, я решительно двинулся туда же. Присев к ней на кровать, стал говорить первое, что пришло в голову: замерз, мол, и хочу, чтобы она меня согрела. Тут же залез рукой под одеяло, стал гладить ее тело и горячо шептать о своем давнем желании. В порыве откровенности даже рассказал о панталонах. К моей радости хозяйка отнеслась к этим притязаниям достаточно спокойно. Правда, сначала заговорила что-то о своем возрасте. А затем вообще сказала интересную фразу, которую тоже постоянно вспоминаю: «если это даже и будет, то не здесь, а в вашей комнате» (она все это время называла меня на «вы»).

Естественно ее «жесткое условие» было тут же безоговорочно выполнено и через несколько мгновений мы уже были в соседней комнате. Еще в течение какого-то очень короткого времени я снимал с нее рубаху, гладил объекты своего устремления, шептал жаркие слова о ее женских прелестях, о страсти, которую испытываю. Чувствовал, что ей эта стадия нравятся, однако тут же начал делать то, к чему так рвался. Причем, самым классическим и «целомудренным» способом – живот к животу. Несмотря на недолгие ласки, ее вагина была уже влажной и горячей. Анна Тихоновна вскоре стала постанывать вместе со мной, целовать меня и шептать: «ты дитя, дитя…» Мне даже показалось, что ее лицо было в слезах.

После того, как я бурно закончил, Анна Тихоновна вскоре засобиралась уходить, но я ее не отпустил. Спустя буквально десяток минут меня вновь охватило желание и все повторилось снова. После этого моя любовница решительно заявила, что я ее «замучил» и ушла из комнаты. Правда, спустя несколько минут, вернулась уже в рубашке и принесла тазик с теплой водой, чтобы я помылся. Проснувшись утром следующего дня, я обнаружил, что хозяйки уже нет дома. Был рабочий день, и она ушла на работу. Счастливый тем, что нам предстоит еще одна ночь, я стал ждать ее уже с утра.

Примерно то же самое повторилось и следующей ночью. Правда, когда я после кратковременных объятий сразу стал деловито добираться до ее заповедных мест, Анна Тихоновна вдруг грустно сказала, что накануне я просто был пьян. Поняв, что она обиделась, не услышав вчерашних слов, я тут же осыпал ее новыми комплиментами и признаниями. Видно простив меня, она отдалась ласкам. Более того, после первого же длительного, но горячего совокупления призналась, что у нее «тоже было». Из-за отсутствия должного опыта я не заметил этого и поверил лишь почувствовав лужицу под ее обалденной попой. Смущенная этим, она после окончания нашей феерии бросилась вытирать простыню полотенцем. Моему восторгу не было границ.

Кстати, об извержениях ее семени. Как-то читал даже в статье сексолога, что «этого у женщин не бывает», «речь может идти об обильной смазке или моче» и прочую ерунду. Это тот случай, когда обычный житейский опыт напрочь опровергает утверждения нерадивых ученых. Правда, следует признать, что женщин, у которых во время оргазма начинается эякуляция из вагины, немного. Их в моей богатой практике было лишь несколько. Могу здесь с уверенностью сказать лишь то, что все они были, как говорится, в теле и с классической фигурой. Прелесть такой категории любовниц в том, что они дают мужчине абсолютно объективное свидетельство своей сексуальной удовлетворенности. Не знаю, как для кого, а для меня это всегда было крайне важным.

Однако вернемся к Анне Тихоновне. На утро у меня уже был билет на автобус до областного центра. Поэтому разбудила хозяйка рано. Спросонок я сразу умылся и даже начал было уже одеваться. Однако посмотрев на мою сладкую пассию и погладив ее ниже талии, вновь загорелся желанием. Потом даже не раз думал, что она преднамеренно разбудила меня с запасом для

«этого». Здесь же пришла в голову мысль попробовать поставить женщину в позу «на коленях», о чем до этого слышал только разговоры. Поначалу Анна Тихоновна стала категорически возражать. Уже, дескать, светает и ей стыдно, а если хотел, то нужно было это делать ночью и т.д. Однако я был непреклонен и едва ли не силой добился своего. Правда, снимать рубашку она так и не стала, и я лишь забросил ее куда-то наверх.

Огромная белая попа хозяйки была, наверное, была самым сладостным объектом моего вожделения в жизни. Решительно проникнув в нижнее отверстие, я начал долбить ее своим лобком и, казалось, доставать до чего-то самого сокровенного. Вскоре я понял, что прошло стеснение и у Анны Тихоновны. Она стала активно двигать своим главным достоинствам в такт моим движениям. Моментами даже казалось, что с каждым из них ее попа то увеличивается, то снова уменьшается в размерах, втягивая и выталкивая меня. А главное – вскоре я заметил, что из ее промежности через каждых несколько минут начинала обильно капать жидкость. В эти мгновения она стонала и едва ли не кричала какую-то несуразицу…

На прощание мы с грустью благодарили друг друга. В то же утро я навсегда уехал из этого городка. Меньше чем через год женился на землячке. Она, кстати, тоже с фигурой рубенсовских женщин. У нас благополучная семья, дети, внуки. Об Анне Тихоновне стал ежедневно вспоминать последних лет десять. Твердо знаю одно: если бы сейчас вернулись молодые годы, бросил бы все и под любым предлогом поехал проведать мою Аннушку.

 +4 
Теги: случай



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Похожие фото


Нет сожаленья

Нет сожаленья



Роман на работе

Роман на работе