» » Всякие бывают соседи

Всякие бывают соседи


Эта реальная история произошла с одним следователем военной прокуратуры в отдаленном дальневосточном гарнизоне.

"Едва Николай переступил порог своего подъезда, то сразу почувствовал какой-то затхлый запах, которым тянуло из приоткрытой двери квартиры первого этажа. Квартира считалась ведомственной домоуправления, и туда периодически селили дворников, слесарей, уборщиц, а большинство времени она просто пустовала. "Проклятые бомжи, - подумал Николай, - переморозят батареи, и останемся мы без тепла".
Он шагнул в дверь квартиры и попытался нашарить выключатель света, но, посветив фонариком, увидел, что лампочки просто нет. Запах кислятины усилился, и Николай, на всякий случай, достав из наплечной кобуры табельный пистолет, шагнул в комнату. Посреди комнаты стоял разбитый диван, на котором гроздилась куча какого-то тряпья. Николай сделал еще шаг, куча зашевелилась, и из нее показалась грязная голова женщины с расширенными от ужаса глазами. Бичевка, не отрываясь, смотрела на ствол пистолета, и, как заведенная, повторяла трясущимися губами: "Только не надо:, только не надо:". Страх бомжихи подействовал на мужчину неожиданно возбуждающе. Он сунул ей под нос пистолет и прошептал: "Что, сучка, жить хочешь?". Женщина, казалось, сейчас потеряет от страха сознание, ее глаза стали совсем безумными, она только мелко кивала головой. Николай расстегнул брюки, достал напряженный член и сунул его в губы женщины: "Соси, сука!". Та, не очень умело, уперла член мужчины в свой язык и стала дрочить его рукой. Буквально через минуту Николай был готов разрядиться своей спермой и попытался засунуть свой член поглубже в горло женщины. Но та ускорила темп и успела уклониться от струи спермы, ударившей на грязную постель. Мужчина разозлился не на шутку: "Ты что, стерва, сделала? В заглот надо было, и высосать все до капельки. Убью, паскуда!", и размахнулся зажатым в руке пистолетом. Женщина упала на постель и тихо повизгивала от страха, пытаясь натянуть на себя то, что очень отдаленно можно было назвать одеялом.
"Ну-ка, слизывай все до капельки!", - Николай схватил женщину за волосы и ткнул лицом в лужицу спермы на постели. Та, по-собачьи оттопырив свой тощий зад, обтянутый каким-то выцветшим трико, стала старательно слизывать остатки мужского сока.
Николай стал намеренно себя "заводить": "Ты, сука, если жить хочешь, не дай Бог, сделаешь что не так. Убью, блядина!". Женщина снова затряслась от страха. "Раздевайся и ложись", - прикрикнул он. Бомжиха лихорадочно стянула с себя свои лохмотья, и легла на спину, разведя согнутые в коленах ноги. Зрелище вряд ли было возбуждающим: какие-то пигментные пятна на теле, сморщенные мешочки грудей, густо заросшее влагалище. Мужчина тяжелым взглядом молча смотрел на свою жертву, которая стала снова трястись от страха. "Засунь себе руку в пизду и дрочи себя", - наконец процедил он. Бичевка покорно засунула палец во влагалище и начала теребить свой клитор. "Ты что, сука, русского языка не понимаешь? Я сказал руку засунуть, а не палец! А то я сейчас туда ногу засуну!". Женщина, постанывая от боли, попыталась погрузить в свое сухое влагалище еще два пальца, а потом и всю кисть. Но Николай решил не давать ей послаблений. Под его взглядом она все-таки погрузила в пизду всю руку, увлажненную собственной смазкой. Николай снял брюки и трусы и присел своими гениталиями над лицом женщины. Думая, что мужчина опять хочет засунуть ей в рот, женщина обхватила губами головку его члена и начала ее посасывать. Но Николаю этого было недостаточно: "Жопу мне вылижи, сучка, и язык засовывай туда поглубже!", он буквально сел своей задницей на ее лицо. Почувствовав ее язык в своей дырочке, он опустил руку на свой напряженный член и несколько раз обнажил крайнюю плоть, доводя член до максимальных размеров.
"Ладно, становись раком!", - скомандовал он. Женщина быстро перевернулась на четвереньки и приподняла свою худую задницу, вытащив из пизды ладонь, блестевшую от выделений. Николай, пожевав губами, тонкой струйкой пустил свою слюну, пытаясь попасть в коричневую дырочку ее ануса. Затем он приставил набухшую головку члена к ее жопе и слегка нажал. "Ой, больно:", - запричитала женщина, но Николай неожиданно сильно хлопнул ее по заднице, бичевка дернулась, и член провалился в узкое отверстие ее попки. Женщина всхлипнула, но предусмотрительно решила не злить своего ночного гостя. Погоняв некоторое время свой хуй в ее жопе, Николай с деланным недоумением грозно спросил: "А что, я тебе разрешил руку из пизды вытащить? Ну-ка засовывай обратно, да и прижимай там моего молодца!". Бичевка безропотно погрузила во влагалище два пальца, добавив мужчине дополнительную остроту ощущений. Почувствовав приближающийся оргазм, Николай с силой засадил свой хуй в жопу до самого основания и наполнил ее своей спермой. Затем он устало отстранился от женщины, продолжавшей стоять раком с рукой, засунутой во влагалище. "Повернись", - милостиво разрешил он. Женщина, так же на карачках, повернулась к нему лицом, и, преданно заглядывая в глаза, пыталась понять, заслужила ли она милость своего визитера. "Оближи", - Николай ткнул ей в рот свой поникший член. Женщина сразу же заглотила головку члена и начала ее обсасывать, шумно сопя носом. Мужчина, взяв ее за затылок, начал ебать ее в горло, но, видимо, уже достаточно пресытившись, вынул свой член, провел им по лицу бомжихи, и с угрозой произнес: "Завтра утром зайду, чтобы не вздумала закрываться!", после чего, не торопясь, оделся и вышел из квартиры.

На следующее утро Николай уже было хотел отказаться от своих планов, потому что в первую очередь вспоминалась не возбуждающая покорность своей жертвы, а ее убогость, грязь и вонь в квартире, но у него появилась интересная мысль, которая, по крайней мере, на сегодня, обещала некоторые неожиданные удовольствия.
Выйдя из дома на полчаса пораньше до прибытия служебной машины, Николай открыл уже знакомую дверь первого этажа и прошел в комнату. Бичевка спала, укрывшись с головой каким-то рваньем. Николай рывком сдернул с нее одеяло. Женщина вскочила на кровати, хлопая от неожиданности глазами. Видимо, спасаясь от холода, она снова натянула на себя какие-то застиранные одежки. Николай неторопливо достал пистолет из кобуры, направил его в лоб женщины, наблюдая, как ее снова начинает трясти от страха. Выждав паузу, он произнес: "Раздевайся!". Та, загипнотизированная видом оружия, стуча зубами то ли от холода, то ли от страха, начала стаскивать с себя лохмотья.
В свете наступающего утра женщина казалась еще более убогой, и хотя она потянулась губами к вздувшейся ширинке Николая, мужчина не торопился. Не отводя руку с оружием, Николай качнул стволом в сторону: "Иди в ванну!". Женщина, недоуменно оглядываясь на мужчину, пошлепала босыми ногами в ванну, прикрывая ладонями свои сморщенные груди. "Садись в ванну", - Николай рукой подтолкнул бичевку к потрескавшейся ванне, покрытой ржавыми пятнами. Она, держась руками за края, присела на корточки. Мочевой пузырь Николая уже давно хотел опорожниться, но желание ебать эту бессловесную скотину во все дырки тоже было велико, что член был готов буквально выпрыгнуть из штанов. Наконец Николай освободил своего "дружка" и ткнул им в полуоткрытый рот женщины. Та старательно начала сосать головку, осторожно двигая немытой головой и заглатывая хуй до самых яиц. Почувствовав, что он уже не в силах сдерживаться, мужчина простонал: "А сейчас, сучка, ты должна выпить все до капли:", и тугая струя мочи ударила в горло старой шлюхе. Та от неожиданности поперхнулась, ее щеки раздулись, но Николай крепко удерживал бомжиху за уши. "Глотай, сука!", - потребовал он. Женщина судорожно сделала несколько глотательных движений. Струя мочи, казалось, никогда не кончится, и Николай, вытащив свой член из ее рта, начал поливать мочой сидящую на корточках женщину. Через минуту его потоки иссякли, и его член снова стал принимать вертикальное положение. "А теперь отсоси", - скомандовал он. Женщина с радостью ухватилась за это знакомое ей дело. "Ну-ка расскажи, как тебе нравится у меня сосать. Рассказывай, сука, как тебе нравится, когда тебя ебут в жопу, как ты любишь, когда тебе ссут в рот: Проси меня об этом!", - Николай слегка нажал мизинцами женщине за ушами (этому болевому приему Николай научился, когда несколько лет серьезно занимался карате). Она дернулась от нестерпимой боли, и, задыхаясь, прошептала: "Мне: нравится, когда меня ебут в жопу,: когда мне ссут в рот,: делайте мне так, пожалуйста:". Николай рывком погрузил свой член в самое горло и спустил с протяжным стоном.


Затем мужчина неторопливо оделся, и, несмотря на ставшую еще более жалкой бомжиху, сквозь зубы произнес: "Вечером чтобы привела подругу. Если хорошо поработаете - так и быть, оставлю тебя в покое. Ну а если нет - я приду с мужиками, и мы будем рвать тебя на полоски:".

Вечером, после работы, только приблизившись к знакомой двери первого этажа, Николай услышал за ней приглушенные звуки женского разговора. Едва он приоткрыл входную дверь - голоса смолкли. Мужчина шагнул в комнату и увидел на диване, рядом с уже знакомой фигурой бичевки, огромную тушу незнакомой женщины. Одета она была также в какие-то обноски, но ее огромные телеса, казалось, готовы были разорвать ветхую одежду. Ее арбузные груди лежали, практически, на коленях, ее задница занимала добрую половину дивана, а выпученные глаза смотрели на мужчину без страха и с интересом, огромные вывернутые губы растянулись в приветственной улыбке. "Да:, теперь вас не перепутаешь: тебя буду звать Тощая, - кивнул он вчерашней знакомой, - а ты будешь Толстой. Понятно?". Женщины молча кивнули. "Ну что, Толстая, захотелось крепкого хуя? Расскажи-ка, Тощая, как ты хочешь, чтобы я тебя отодрал? Ну!", - Николай снова незаметным движением нажал на болевую точку за ухом Тощей. Та дернулась от боли и простонала: "Я хочу, чтобы меня выебали во все дырки, : в рот и в жопу:" - "А душ теплый тебе понравился?", - продолжал настаивать мужчина. - "Да, я хочу, чтобы на меня нассали:", - едва слышно прошептала Тощая.
"Ладно, Толстая, отсоси мне для начала", - сказал мужчина и освободил из брюк свой полунапряженный член. Толстая встала на четвереньки, и одним глотательным движением всосала хуй до самых яиц. Николай давно не имел дела с такой профессиональной минетчицей, которая, практически не двигая головой, погрузила его член в самое горло и сосала, шумно сопя носом. Женщина почувствовала, что мужчина близок к оргазму, и еще больше увеличила темп. Николай не хотел растягивать удовольствие от первой "палки", и, засадив свой член в умелый рот до самых гланд, разрядился в горло Толстой. Та спокойно, сделав пару глотательных движений, приняла в себя его сперму.
"Хорошая соска, - удовлетворенно потрепал Толстую по щеке Николай. - Учись, Тощая, как нужно за щеку брать". "Ладно, может она больше ничего не умеет", - обиженно протянула Тощая. "Посмотрим, посмотрим, - ответил Николай, - давайте, дырки, раздевайтесь, посмотрим на ваше мясо". Женщины стянули с себя незатейливую одежду и легли на спину. Контраст обнаженных женских тел был еще сильнее. Худенькая Тощая выглядела, по сравнению с Толстой, даже не дочкой, а внучкой. "Ну-ка покажи, что у тебя за пиздища", - кивнул мужчина Толстой. Та молча развела согнутые в коленях ноги, и руками раскрыла половые губы своего влагалища, которое еже обильно сочилось выделениями. "Ого!", - только и смог сказать мужчина. "Ну-ка, Тощая, пощупай, матка у нее далеко?". Тощая легко погрузила во влагалище Толстой свою руку едва ли не до локтя. "Ладно, Тощая, полижи подружке пизденку, а я пока что-нибудь придумаю", - сказал мужчина. Толстая сама, буквально рывком, впечатала голову Тощей в свое влагалище, и, заурчав от восторга, стала тереться своими срамными губами о лицо Тощей. Понаблюдав немного за утехами тарой лесбиянки, Николай прошел в ванную, где утром, устраивая Тощей "золотой дождь", заметил в углу старую бутылку из под какой-то "бормотухи" емкостью 0,7 литра. Ополоснув бутылку водой, мужчина вернулся в комнату. Толстая, схватив Тощую за волосы, словно мочалкой, терла ее лицом свою огромную пизду. "Ну ладно, хватит", - остановил их мужчина. Толстая, нехотя, оттолкнула от себя хозяйку с перемазанным выделениями лицом. "Ну-ка, Толстая, становись раком", - сказал Николай, поигрывая пустой бутылкой. Та с готовностью повернулась своим необъятным задом. "А теперь, Тощая, отдолби ее галошу, да так, чтобы она заверещала от удовольствия", - с этими словами Николай протянул бутылку худой бомжихе. Она осторожно приложила горлышко бутылки к полураскрытому влагалищу Толстой и стала медленно вводить его в жирную пизду. Но Толстая сама нетерпеливо перехватила бутылку и одним махом засадила ее во влагалище чуть ли не до конца. "А другим концом не слабо?", - заинтересованно спросил Николай. Толстая молча вытащила необычный фаллоимитатор и начала насаживаться на дно бутылки, постепенно погружая ее в себя. "Давай, Тощая, ложись рядом и отъеби свою подружку". Тощая легла на бок и стала бутылкой дрочить свою соседку. Несколько минут были слышны только чавкающие звуки, издаваемые бутылкой в пизде Толстой. Затем Николай, достаточно возбужденный этим зрелищем, направил свой член в отверстие зада Толстой. Та с радостью ухватилась за эту возможность, и сама нанизала свою жопу на лен мужчины. Затем она подгребла к себе бедра Тощей, и стала сосать и вылизывать ее пизду. "Слышь, Толстая, когда скажу, повернешься и заглотишь", - произнес мужчина. Та, не отрываясь от пизды Тощей, молча кивнула. Николай, желая продлить удовольствие, периодически вынимал свой член из огромной жопы, наблюдая, как медленно закрывается отверстие ануса, а затем снова засаживал хуй до самого конца в эту бездонную задницу. Наконец он почувствовал, что готов спустить, и скомандовал: "Толстая, быстро за щеку!". Та проворно развернулась, и одним движением заглотила мужской член, перемазанный ее собственным дерьмом. Николай дернулся, и со стоном спустил сперму в похотливое горло Толстой. Подождав, пока она тщательно вылижет его гениталии, он расслабленно закурил. Толстая, улегшись на спину и широко разведя вои жирные ляжки, исступленно продолжала долбить свою пизду бутылкой. И вот, наконец, загнав бутылку почти до конца в свое влагалище, она затряслась в судорогах оргазма.
"Что-то мы нашу Тощенькую забыли, - сказал мужчина, обращаясь к Толстой. Жопа-то у нее поуже будет, мне кайфа больше. Но это попозже. Помнишь, она говорила, что любит, когда на нее ссут? Не хочешь попробовать?". Тощая затравленно смотрела на Толстую, но у той уже плотоядно заблестели глаза. "Пойдем в ванну, я тебе покажу, как это делается", - сказал Николай, лениво растягивая слова и поднимаясь с дивана. Тощая не посмела ничего возразить и покорно прошла в ванну, усевшись на ее загаженное дно. Николай включил фонарик, чтобы в очередной раз насладиться беспомощностью своей жертвы. "Открой рот, сучка!" - потребовал он и направил струю мочи прямо в рот Тощей. Та, давясь, начала глотать теплую жидкость. Когда струя иссякла, Николай потребовал. "А теперь еще раз расскажи, что ты любишь, когда тебе ссут в рот. А то и говно придется попробовать!". Тощая, заикаясь от озноба, пробормотала: "Я люблю, когда на меня ссут:". - "Вот видишь, Толстая, теперь твоя очередь", - предложил мужчина. Толстая ткнула голову Тощей вниз и поставила свою мощную ножищу на край ванны. Пока Николай соображал, как это женщина может сделать стоя, из влагалища Толстой ударил мощный поток темной мочи. Толстая, довольно подхохатывая, буквально поливала Тощую, съежившуюся на дне ванной. Когда и этот поток иссяк, Николай брезгливо бросил Тощей какую-то серую тряпку, явно использующуюся в качестве полотенца: "Вытирайся хорошо, сука, да пора и продолжить, а то ты сегодня еще целкой остаешься!". Тощая, как могла тщательно, вытерлась, и вся троица вернулась в комнату. "Становись раком, - приказал он Тощей, - а ты, Толстая давай-ка раздрочи ее хорошенько!". Толстая подобрала валявшуюся бутылку и с маху попыталась вставить ее в пизду Тощей. Та жалобно заскулила. "Ладно, - смилостивился Николай, - ты ей пальцем очко разомни, а бутылкой потом:". Толстая ткнула свой палец, похожий на сардельку приличных размеров, в рот Тощей: "Ну-ка, оближи хорошенько, а то порву жопу нечаянно", - и захохотала. Смочив свой палец слюной Тощей, она неожиданно резким движением ткнула его ей в жопу. Та, от неожиданности и боли, громко перднула. Толстая совсем покатилась от хохота: "Во, бля, ты еще обосрись здесь". Даже в полумраке было видно, как Тощая покраснела. Хотя Николая тоже разбирал смех, но, не желая отвлекаться, он приставил головку члена к отверстию худой задницы, и, нажав, протолкнул свою залупу в тугую дырку. Постепенно погрузив в прямую кишку весь член, он обратился к Толстой: "Поеби ее в пизду пальцем". - "А, может, бутылку запихать?", - не успокаивалась Толстая. "Да ну ее, еще порвешь пополам, давай лучше пальцем". Толстая вставила во влагалище хозяйки свой палец-сардельку и начала имитировать им половой акт. Несмотря на то, что Николай уже успел несколько раз кончить, он вскоре почувствовал, что готов разрядиться спермой, и с удовольствием спустил в худую жопу. Затем развернул Тощую к себе лицом и заставил тщательно облизать свой член: "Привыкай, сучка, к вкусу говна, скоро ты и его полюбишь!".

 -7 



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Похожие фото


Любовь

Любовь


Классные ножки

Классные ножки


В туалете

В туалете