» » Уикенд удался

Уикенд удался


Почти месяц назад, окончив педагогический, Наташа пришла по направлению в школу № 231, где была сразу же, в связи с нехваткой педагогов, назначена классной руководительницей в 10-ый класс "А". Первые три недели пролетели практически незаметно. Знакомство с преподавательским составом и учениками, а также вход в курс дел отнимали много времени, но не были в тягость. Но сегодня, в последний учебный день четвертой недели, произошло то, что перевернуло вверх тормашками всю ее, казалось бы, устоявшуюся уже жизнь.

Но об этом потом. В восемь часов вечера, как и было ей сегодня сказано, прозвенел звонок. Наташа, в коротком легком платьице с глубоким вырезом на груди, затаив дыхание, открыла дверь. Ги, Шварц и Сад (странно: ей на ум пришли их клички, а не имена) стояли на площадке у открытого лифта. Все трое улыбнулись, поняв что она уже всецело принадлежит им. Повернувшись, Ги - "глава" этой тройки - сделал Наташе приглашающий жест в сторону лифта. Вся дрожа, она сделала четыре шага вперед и оказалась у задней стенки в кабине лифта.

- Нагнитесь, Наталья Петровна, - услышала она голос Ги.

- Упритесь руками в стенку над головой, расставьте ноги и не кричите.

Как только она сделала это, руки Ги опустились на ее бедра и медленно сползли к подолу коротенького платьица. Наташа почувствовала, как материя заскользила вверх, открывая взглядам парней обтянутые белыми трусиками ягодицы. Вот чьи-то руки, взявшись за резинку трусов, стянули их вниз, насколько позволили ее широко расставленные ноги. Молодые ребята, бросая короткие реплики и почти касаясь пальцами полового отверстия своей самки, не спеша, изучали обнаженную нижнюю часть тела своей классной руководительницы.

Они "доламывали" ее как женщину, чтобы полностью подчинить себе. Лоб Наташи покрылся холодным потом: оголенная снизу до пояса, она стоит раком практически на лестничной площадке, позволяя троим своим ученикам рассматривать, что у нее находится между ног. Но последние капли гордости заставили ее лишь тихо прошептать:

- Пожалуйста, побыстрее. Тут же люди могут пойти - и...

Она осеклась, так как чья-то ладонь легла сверху на зад и два пальца, остановившись около ее заднего прохода, раздвинули ягодицы.

- Выбрита чистенько, - сказал Сад.

Его пальцы скользнули вниз и несколько секунд изучали половое отверстие молодой женщины.

- И здесь гладко, как у девочки... А ну-ка раздвинь ягодицы...

Наташа поняла, что они и не собираются спешить. Ведь впереди весь вечер, ночь и целое воскресенье для их забав с ней. Она старше их на 5 лет и это придавало своеобразную пикантность забавам, которых жаждали ее владельцы. Слеза с левого глаза скользнула по щеке к полураскрытым губам. Сломленная женщина, оторвав руки от стенки лифта, обхватила ягодицы и развела их в стороны. Заднее отверстие предательски раскрылось, призывая воспользоваться этим положением.

Одновременно послышался скрип открывающейся этажом выше двери, и она увидела (между ногами) как Сад расстегнул молнию на штанах и вынул из них свой набухший красный член.

- Там, наверху... - начала было Наташа, но тут этот член уперся ей в задний проход.

Сверху послышался звук закрываемой на ключ двери, и кто-то стал быстро спускаться по лестнице.

- Умоляю вас, милые... Все сделаю, что пожелаете, - шепотом взмолилась униженная женщина.

После секундной паузы все четверо оказались в закрытом лифте, который стал подниматься вверх. Платье на Наташе опустилось, наполовину скрыв застрявшие на раздвинутых ногах трусики. Но это не успокоило ее, так как тут же три пары рук принялись гулять под этим самым платьицем, пользуясь тем, что кричать ощупываемая женщина не смела. Она чувствовала руки, которые изучали ее половое отверстие, гладили ягодицы, проникали в задний проход, из-за чего ей приходилось покачивать бедрами, как бы насаживаясь на чьи-то настойчивые пальцы.

А перед глазами ее находились глаза Ги который, глядя на нее в упор, щупал соски выпирающих через лифчик и материю платья грудей. Так парни знакомились с незнакомым им телом двадцатитрехлетней нерожавшей еще женщины, которая должна будет удовлетворить их многочисленные фантазии. Минуту спустя все четверо спустились обратно, и зашли в ее однокомнатную квартиру. Подойдя к столу, стоящему посреди комнаты, Шварц заскочил на него и пропустил через крюк, на котором висела люстра веревку с наручниками.

Затем, отодвинув стол к окну, парни повернулись к своей жертве, с ужасом наблюдавшей за этими приготовлениями.

- Натали, иди сюда, - сказал Ги.

Она покорно приблизилась и протянула руки. Когда наручники защелкнулись на ее запястьях, Шварц натянул веревку так, что руки Наташи вытянулись вверх, задрав при этом подол платья, из-под которого стали видны трусики-лепесточки. Сад встал перед женщиной и, взявшись обеими руками за воротник платья, резко дернул его вниз. Материя разорвалась сразу до пояса. Сад ухватился сверху за чашечки лифчика и также сильно дернул вниз. Материал не поддался, но обе груди женщины выскочили наружу, топорщась сосками в разные стороны.

Парни видели, как вспыхнули при этом щеки их классной руководительницы. Улыбнувшись, Сад присел на корточки и, разорвав платье до конца, быстро сдернул его на пол. Его руки легли на щиколотки дрожащих Наташиных ног и медленно поползли вверх - к трусикам. И вот этот кусок материи сползает по ее ногам. Через пару секунд и лифчик, который держал ее груди чуть приподнятыми, упал к ногам учеников. Абсолютно голая женщина тихо заплакала, когда они принялись вслух оценивать ее тело.

Но и сквозь пелену слез, она видела, как вздулись спереди их джинсы. И вдруг Наташа поняла, что ей приятно это видеть. Она подняла взгляд на Ги, который смотрел на выбритый треугольник между ее сомкнутыми стройными ногами, и в голове промелькнуло, что она рада, что этим юнцам нравится ее тело. Они добились своего. Раздев свою классную руководительницу догола, бегло ощупав ее и обсудив вслух ее "прелести", они убили в ней разумную женщину и разбудили самку, жаждущую их абсолютной власти над собой.

Парни тоже поняли это. Пока Шварц отвязывал веревку и снимал с Наташи наручники, целуя ее в губы, Сад расстегнул ширинку и поставил рядом с собой стул. Выполняя его желание, освобожденная женщина встала на стул и присела на нем на корточках так, что ее груди легли на его спинку. Сомкнув руки за головой, она вдруг увидела себя в большом зеркале трельяжа, которое Ги со Шварцем поставили перед ней. И в это время член Сада уперся в ее задний проход.

- Не туда, - обернувшись к нему, тихо сказала Наташа, но Сад продолжал делать то, что хотел.

Его ладони легли ей на плечи и, удерживая женщину в таком положении, он ввел член в ее задний проход. Она тихо вскрикнула, прикрыв глаза, и ее маленький ротик остался открытым. Член медленно выходил и снова целиком погружался в расширившееся заднее отверстие, вызывая очередные стоны. В голове насилуемой стоял такой гул, что она не слышала, как закрылись шторы на окне, и включился свет. И лишь когда щелкнул затвор фотоаппарата Наташа в испуге взглянула на Ги. Но было уже поздно.

Сад, трахающий ее, совершенно голую, перед зеркалом в непристойной позе через задний проход был уже запечатлен для истории.

- Противиться этому уже бесполезно, - констатировал Ги, заходя спереди и присаживаясь на пол. - Лучше пошире разведи ноги и улыбнись в объектив.

Невозможно сосчитать сколько мыслей пронеслось в голове Наташи за эту секунду. Что будет в школе? Как она войдет в их класс? Что скажут знакомые? Из этого шока ее вывел очередной толчок внутрь нее члена Сада. Ноги сами раздвинулись в стороны до боли в паху. Горящее стыдом лицо Наташи повернулось в сторону объектива, и легкая улыбка при томном взгляде стала украшением следующего порно-кадра.

- Будь и дальше такой послушной, - похвалил ее Ги и, просунув руку под спинкой стула, легонько пошлепал сломленную женщину ладонью между ног.

От неожиданности Наташа выпрямилась, быстро опустила руки и схватилась ими за его ладонь. Член Сада замер в ней. Женщина поняла, что сделала то, чего ей нельзя было делать: она лишила их удовольствия видеть ее в той позе, в которую они ее поставили. Она быстро завела руки снова за голову и опустилась грудями на спинку стула.

- Позднее, сучка, ты будешь наказана - сказал Ги.

Шварц вышел в коридор, а член Сада вновь заходил внутри. Ги поднялся и, подойдя к кровати, взял с нее наручники. Наташа слышала это, но ей было не до того: член Сада судорожно задергался у нее в анусе. Она застонала, так как ей вдруг стало страшно стыдно и больно за себя.

- Мальчики, пустите меня... Неужели вам мало того, что я вам уже дала?

Сад вывел член и подошел к остающейся в той же позе Наташе спереди.

- А что ты дала? Я ничего еще не видел, - сказал вошедший с веревками в руках Шварц. - А ну-ка слезай...

Нагая, изнасилованная Садом, женщина слезла со стула. Ее движения были немного неестественны, так как болел расширенный задний проход. Парни захотели сначала увидеть результат работы Сада. Они поставили стол под включенную люстру.

- Ложись, Наталья Петровна, грудями кверху и задницей к зеркалу, - сказал Ги. - Руки заведи за голову. Мы их в наручнечки... чтоб ты нам не мешала...

Наташа поняла, что эти молодые самцы будут забавляться с ней до тех пор, пока она им не надоест как самка. И никакие уговоры здесь не помогут. Тяжело вздохнув, она легла спиной на стол и завела руки за голову. Ги защелкнул наручники и, пропустив веревку под столом, завязал ее на бедрах лежащей женщины.

- Что вы хотите делать? - забеспокоилась Наташа.

Ответом ей послужили их действия. Шварц и Сад, согнув ее ноги в коленях, взявшись за щиколотки, разошлись по обе стороны стола, подняв при этом ее таз. Распятая на столе женщина затряслась толи от страха, толи от стыда... Им мало того, что они раздели ее до гола, изнасиловали и сфотографировали в непристойных позах, так теперь еще, лишив ее возможности защищаться, они развернули голую женщину так, что все скрывавшееся у нее между ног было раскрыто под люстрой для всеобщего обозрения и ощупывания.

Оба отверстия женщины при таком положении ног открылись и на глазах парней из заднего прохода потекла белая сперма Сада. И тут вдруг раздался звонок в дверь. Он вывел Наташу из полуобморочного состояния.

- О боже! - прошептала Наташа, трясясь теперь уже только от страха.

Она загнанным взглядом окинула своих учеников, продолжающих не спеша разглядывать все, что было у нее между разведенными ногами. Ни Сад, ни Шварц не обратили внимания на этот звонок. Мало того, не меняя положения ее ног, Шварц опустил свою другую руку на ее половое отверстие и стал пальцами теребить ей клитор. Стыд и тревога перемешались в ощупываемой женщине с истомой когда Сад вдобавок принялся ощупывать ее груди, задерживаясь на быстро затвердевших сосках. Вздрогнуть всем телом Наташу заставил вновь зазвеневший звонок.

- Я открою, - спокойно сказал Ги и, к ужасу распятой на столе голой ощупываемой женщины, пошел в прихожую.

Шварц еще сильнее стал теребить ее клитор своими сильными пальцами, отчего обезумевшая от своего положения Наташа застонала, вовремя спохватившись, что нельзя кричать. Но парни, казалось, именно этого и добивались. Глядя ей прямо в глаза, Шварц принялся просто сильно сдавливать клитор, а Сад начал выкручивать ее набухшие соски. Послышался звук открывающейся двери. Наташа, сжав зубы, тихо билась в их руках, будучи не в силах помешать им мучить свои женские органы. Входная дверь захлопнулась, и в комнату вошел Ги, ведя за руку...

Лену. Наташа была просто шокирована появлением своей ученицы.

- Здравствуйте, Наталья Петровна, - как ни в чем не бывало поздоровалась первая красавица класса.

Ситуация... Раздетая до гола, молодая красивая классная руководительница лежит на столе со связанными руками и разведенными широко в стороны ногами, а трое парней - учеников лапают ее между ног перед зеркалом, позволяющим отовсюду разглядывать ее выбритые половые органы. И в этот момент входит девушка - ученица и здоровается...

- Поздоровайся, - сказал Сад, медленно проведя ладонью по упругим грудям голой классной руководительницы.

- Здравствуй, Лена, - выдавила из себя, готовая сгореть со стыда, Наташа.

Девушка же, как ни в чем не бывало, подошла к столу со стороны широко разведенных ног ощупываемой учительницы и, глядя ей в лицо, принялась теребить ее клитор.

- Что ты делаешь? - взмолилась Наташа.

- Я хочу довести вас до экстаза в их присутствии, - ответила Лена, не отрываясь от дела. - Вы ведь учительница? Так покажите им красиво, как проходит разрядка у молодых женщин. Кстати, для этого лучше задрать вам ноги повыше.

Последняя фраза предназначалась парням, и Сад со Шварцем сделали это. Колени истязаемой коснулись ушей, а груди, подправленные Ги, торчали теперь у нее между ног в непосредственной близости от раздражаемого клитора. Все половые органы Наташи принадлежали теперь этой четверке. Истома охватила ее тело. Лена знала, что делала, и Наташа была не в состоянии возмутиться снова, когда опять защелкал фотоаппарат Ги, фиксирующий все, что творилось между ног у раскляченой под люстрой женщины.

А последние кадры были просто чудо: содрогающийся таз Наташи, трясущиеся в экстазе ноги и белая жидкость, вытекающая из ее половой щели и стекающая по заднему отверстию на стол... Свет падал на ее открытые мокрые от слез глаза, а в голове у нее шел процесс:

"Да, я разрядилась на их глазах под щелканье фотоаппарата. Да, я не могу помешать им рассматривать свой набухший клитор и оба влажных отверстия между ног. Да, они могут спокойно похлопывать меня по ляжкам и грудям. Да - потому, что они теперь мои хозяева, а я лишь - раздетая до гола их женщина. И они могут делать со мной все, что им захочется. А я стану принимать самые бесстыжие позы только для того, чтобы они могли насладиться этими видами и сделать несколько хороших снимков, которые потом смогут посмотреть и другие".


- Хороша! - согласились ребята, отпуская ноги Наташи и отвязывая ее руки.

- Идите в ванную и подмойтесь хорошенько, - приказала своей классной руководительнице Лена, начиная расстегивать свою юбку. - А потом продолжим образование ребят.

Прикрыв ладонями натруженные отверстия, Наташа сползла со стола и быстро направилась в ванную комнату. Шварц, ухмыльнувшись, пошел за ней и запер за собой дверь. Подмываться при ученике она не могла, даже не смотря на все то, что они с ней уже проделали. Но он резко развернул ее лицом к умывальнику, нагнул, оперев женщину на него грудями и руками, задрал ее правую ногу на бортик ванной и, вывалив свой член, легко вошел в ее горячую половую щель.

- Проси громко, чтобы я тебя оттрахал, - сказал он и неожиданно ввел два пальца в ее задний проход, не переставая двигать внутри членом...

Лена осталась в одних трусиках и лифчике, когда из ванной стали доноситься жалобные вскрики классной руководительницы с просьбой о том, чтобы Шварц изнасиловал ее. Ги и Сад, перед которыми молодая девушка медленно разделась практически до гола, улыбнулись.

- Я пойду, сделаю Шварцу "это" поинтереснее, - сказал Сад, удаляясь в коридор.

Оставшись вдвоем, Ги и Лена сблизились. Девушка, изогнувшись, сняла трусики и легла перед парнем на пол. Ги медленно обошел ее и, встав у головы, расстегнул штаны. Затем он опустился на нее так, что его член вошел в ее выставленные трубочкой губы, а лицо оказалось близко от ее покрытого девственной плевой полового отверстия. Не спеша погружая член глубоко в рот девушки, он смотрел как, раскрыв для него пальцами одной руки вид на плеву, пальцами другой она принялась истязать свой клитор.

Так, трахая молодую девушку в рот, Ги наблюдал как она мучила свой половой орган для его удовольствия. Для полноты эффекта она задрала вверх ноги, широко разведя их при этом в стороны.

Наташа умоляла Шварца трахать ее еще и еще, когда он открыл дверь Саду. Тот увидел, что Шварц занят обоими отверстиями голой женщины. Но оставались еще ее груди и рот. Сад влез в ванну и развернул за волосы Наташу к себе лицом. Шварц при этом продолжал трахать половую щель, а пальцами рук расширять задний проход своей классной руководительницы, отчего последняя затаивала дыхание и стонала. Сад уселся в сухую ванну и притянул Наташу к себе так, что ее рот оказался рядом с его, а груди отвисли над ванной у него между ног в пределах досягаемости его рук.

Истязаемая уже двумя молодыми парнями, нагая женщина вынуждена была завести снова руки за голову. Сад тем временем принялся забавляться с ее грудями, сминая и оттягивая их за соски вниз, и взасос целоваться с ней...

Через некоторое время Шварц кончил в нее и, вымыв руки и член, вышел из ванной комнаты. Еще несколько минут спустя, натешившись с грудями несопротивляющейся ему голой женщины, вышел из ванной комнаты и Сад. Наташа осталась одна...

Кто она для них? Классная руководительница? Нет - две гладко выбритые дырочки между широко разведенных для их удобства в стороны ног плюс маленький ротик, правда не использованный ими еще пока по его прямому (с точки зрения мужчин) назначению - принятию семяизвержений их членов. Волна отчаяния вновь захлестнула Наташу. Да еще эта Лена... Пустив воду в ванну, молодая женщина принялась подмываться, чтобы чистенькой и свеженькой продолжить удовлетворять этих молодых ребят, которым было интересно позабавиться с ней.

Войдя в комнату, Сад увидел, что абсолютно голая Лена стояла на карачках перед сидящем на стуле Ги, который щупал ее девичьи груди, а Шварц держал при этом поднятыми вверх над головой ее руки. На лице девушки оставались следы спермы парня. Увидев Сада, Ги оттолкнул девушку от себя. Не удержавшись, Лена завалилась на спину, раскинув в стороны ноги и Сад, встав над ней, посмотрел на ее срамное место и груди. Густая краснота говорила о том, что девушка не жалела себя, удовлетворяя желания Ги и Шварца.

Быстро одевшись после того, как Сад налюбовался лежащей у него между ног на полу юной голой самки, Лена собралась уходить.

- Куда? - спросил ее Сад.

- Я только скажу всем из школы о Наташке и вернусь, - ответила девушка.

Сад посмотрел на Ги и Шварца. Ночь и воскресенье с женщиной, выполняющей все их прихоти, обещали быть суперэротичными. Через пару секунд в комнате остались лишь парни.

- Приведу "классную". Пофотографируем ее пока, - предложил Шварц. - А потом вместе с ней поужинаем.

Усевшись на диван, Ги и Сад обратили свои взоры на дверь, откуда показался их товарищ, и дружно заржали. Шварц нес голую женщину, подхватив ее руками за ляжки и раздвинув их в стороны, отчего вся промежность Наташи была выставлена напоказ.

- А ну-ка, Наталья Петровна, покажи свою женскую прелесть, - сказал Ги, указывая пальцем на ее половое отверстие.

Раскляченная на руках Шварца в полуметре от развалившихся на диване своих учеников, классная руководительница пальцами обеих рук осторожно развела в стороны половые губы, раскрывая свое срамное место для более детального осмотра. С минуту Ги и Сад, наклонившись вперед, ощупывали заднее и раскрытое переднее отверстия женщины, касаясь при этом пальцев рук Наташи, которыми она выставляла себя напоказ.

- А теперь будем фотографироваться на память, - сказал Шварц, ставя женщину на пол.

Следуя желаниям семнадцатилетних парней, молодая женщина натянула на ноги черные чулки, надела темные туфли на каблуках, накрасилась перед зеркалом, причесалась и влезла в белую комбинашку.

"Господи, что же я делаю? Хуже проститутки. Та лишь отдается, да и то - за деньги. А я? Парням захотелось познакомиться с женским телом. Захотелось, чтобы молодая, но уже созревшая женщина, а не девчушка, разделась перед ними до гола. Захотелось пощупать ее груди и соски. Захотелось посмотреть, что у зрелой женщины между ног, потрогать все это. В конце концов - захотелось изнасиловать ее обнаженную разными, интересными для наблюдения способами. И всего этого они добиваются от меня!

Добиваются шантажом! История, произошедшая в этой школе шесть лет назад, получила свое продолжение..."

Такие мысли мелькали в Наташиной голове, пока юнцы фотографировали ее в своих объятиях, целуясь с ней и ставя ее в откровенно пикантные позы, раскрывая все ее женские прелести. Позволяя распоряжаться своим телом, женщина тем временем вспоминала о том, что произошло с ней в девятом классе...

Было обычное дежурство в классе после уроков. Подружка болела, поэтому Наташа осталась убираться одна. Все шло как всегда, но неожиданно в класс быстро вошли девять десятиклассников. Дверь тут же закрылась на замок. Парни быстро окружили растерявшуюся Наташу. Один из вошедших устроился с видеокамерой на столе над ними и начал съемку. Сразу восемь пар рук принялись раздевать девушку. Двое держали ее за руки и еще двое, присев, вцепились ей в икры, не давая возможности сопротивляться.

Остальные расстегнули на ней платье и стащили его через голову. Затем, не смотря на ее дерганье, сняли комбинацию. Затравленный взгляд Наташи попал в объектив видеокамеры в тот момент, когда кто-то расстегнул лифчик и несколько рук, проникнув под него, прошлись по ее девичьим упругим грудям...
...

Она лишь охнула, поджав ноги, когда трусы стали сползать по ее дрожащим ногам. Через несколько секунд раздетая до гола под объективом видеокамеры девушка оказалась в центре круга под взглядами отошедших в стороны парней. Инстинктивно Наташа прикрыла руками груди и половое отверстие, но ребята снова быстро вернулись к ней. Бдительное око видеокамеры зафиксировало, как восемь парней лапали голую девушку, окружив ее со всех сторон. Сопротивляться было просто невозможно.

Парни трогали ее везде. Они щупали груди, теребили соски, разводили в стороны ноги и проникали между ягодицами в задний проход, пробирались между ног к половому отверстию и подолгу изучали его. Наташа попыталась снова помешать им. Тогда ребята, положив ее на спину на учительский стол, согнули ей ноги в коленях и развели их широко в стороны. Половое и заднее отверстия распятой на столе голой девушки были теперь в полном распоряжении молодых мужчин, которые тут же принялись раздеваться.

И вот первый обнаженный парень, подойдя сзади, лег на нее и, прорвав девственную плеву, ввел свой член в девичье горячее лоно.

- Нет! - вырвалось из ее уст, но его поцелуй закрыл ее губы.

Камера фиксировала этот половой акт и четверых помощников, удерживающих девушку в нужной позе на столе. Следом еще трое из них ложились на Наташу и трахали ее, пока остальные лапали ее груди и разглядывали в перерывах расширенное влажное лоно. Затем они поставили ее лицом к столу, заставили нагнуться вперед до касания его сосками и те, кто не успел ее еще поиметь, сделали это не спеша по очереди в заднее отверстие, натягивая ее на себя за груди...

Прошло шесть долгих лет и Наташа почти забыла тот ужасный день, но вот к Ги попала та видеопленка, на которой было записано все, что делали с ней тогда десятиклассники. И что же теперь? Не в силах отказаться, она позирует перед объективом фотоаппарата, позволяя своим ученикам оголять себя там, где им хочется. Вот, сейчас ее ставят на четвереньки, прогибают до касания сосками пола и задирают комбинашку на спину, оголяя оба ее отверстия. Вот Сад разводит в стороны ее ноги в черных чулках и расширяет пальцами влажную уже от постоянных прикосновений половую щель.

Через секунду Наташа слышит щелчок затвора фотоаппарата. Очередной кадр, на котором один из учеников владеет половым органом своей классной руководительницы, готов!

- Ладно, Наталья, хватит, - сказал Ги. - Одень теперь выходное платье на голое тело. Сейчас придут гости. Будем чай пить.

- Кто? Зачем? - в глазах Наташи проступили слезы.

Ответом ей послужила усмешка Сада. Значит, она должна будет раздеваться и перед другими своими учениками, которые захотят увидеть ее голой. Будет лежать на столе с разведенными в стороны для их удобства ногами, а они будут разглядывать ее со всех сторон, щупать ее половое отверстие и проникать в него пальцами. И ей придется разряжаться на их глазах, чтобы они увидели, как это происходит у женщин...

Через час Наташа пила чай за столом вместе с Ги, Шварцем, Садом, Леной и пришедшими с ней Мохом, Питом и Петром. Последние глядели на нее с нескрываемым интересом, не стесняясь разглядывать всю ее фигуру. Видимо Лена уже сказала им, что классная руководительница удовлетворит этой ночью все их желания, как женщина. Поэтому Наташе казалось, будто она голая, хотя и была одета в приятное короткое синее вечернее платье. Она даже не сняла черных чулок и туфель на каблуках.

- Итак, займемся зоологией, - нарушила тишину Лена, сидящая за столом напротив своей классной руководительницы. - Наталья Петровна, расстегнитесь и покажите ребятам свои груди.

Наташа от неожиданности замерла. Нет, так дальше нельзя. Она резко вскинула взор на Ги... и ее руки сами потянулись к пуговицам. Пленка...

Расстегнув платье до пояса, униженная женщина вытащила наружу сначала одну грудь, а затем и другую. Парни, затаив дыхание, разглядывали торчащие в стороны рожки сосков, а Лена, обойдя вокруг стола, стянула платье с плеч Наташи, оголив ее при этом сверху по пояс. Будущие мужчины откинулись на спинки стульев, наблюдая, как девушка заложила руки женщины ей за голову и принялась поглаживать и щупать ее упругие груди. Наташе стало тяжело дышать. На глазах учеников ученица ласкала свою полуголую учительницу, давая им весьма пикантное зрелище.

Вот уже и рожки ее сосков набухли под их взглядами.

- Раздвиньте ей ноги, - распорядилась Лена и сидевшие рядом с Наташей Ги и Пит, положив руки поверх чулок училки, развели в стороны ноги исследуемой женщины, насколько это позволило ее узкое платье.

Мох и Сад быстро отнесли стол к окну. По требованию Лены Наташа легла на спину на пол. Присев рядом на корточки, девушка раздела женщину, оставив на ней лишь чулки и туфли. Рассевшиеся вокруг на стульях парни наблюдали, как их одноклассница раскинула в стороны руки и, согнутые в коленях, ноги голой учительницы и погрузила четыре пальца в ее лоно, покручивая пальцами другой руки ее соски. Наташа заплакала от стыда и бессилия. Вот она, раздетая до гола, лежит между своими учениками, которые сверху разглядывают ее со всех сторон и обсуждают, как она реагирует на Ленины ласки.

Минуты через две таз женщины приподнялся на дрожащих от возбуждения ногах, и она разрядилась на пальцы девушки на глазах шести возбужденных парней.

- Ноги вместе не сводить, - сказала ей Лена, вынимая мокрые пальцы из горячего полового отверстия классной руководительницы.

Оттуда сразу посочилась белая слизь и девушка, встав со стороны таза, задрала ее ноги вверх так, что расширенная половая дырочка и заднее отверстие снова покрасневшей от стыда рассматриваемой женщины оказались как бы наверху.

- Теперь по очереди доведите ее до оргазма, - сказала Лена. - Пусть обессилет совсем перед тем, как захотите с ней поразвлечься.

У Наташи потемнело в глазах. Каждый из этих учеников сейчас для своей утехи будет доводить ее до разрядки, а потом будет и еще что-то. Нет! Она было дернулась, но парни как будто ждали этого и тут же прижали ее руки к полу, а ноги так задрали вверх и в стороны, что обе дырочки таза оказались возле торчащих в стороны грудей. Рука Ги легла на теплое половое отверстие раскляченной женщины и, глядя ей в глаза, он принялся измываться над самкой, теребя ее клитор и проникая пальцами глубоко в лоно.

Минуты три спустя таз женщины задергался, и теплая струйка ударила в пальцы парня. Ги отвел руку, давая возможность всем увидеть, как из натруженного отверстия потекла белая слизь. Так как Наташе было уже не до сопротивления, парни перестали ее держать, и расселись на полу вокруг нее. Как только женщина успокоилась, уже пальцы Моха не спеша полезли в ее горячую мокрую дырку, а Петр принялся водить указательным пальцем по зубам в ее полуоткрытом рту. Вздымающиеся груди классной руководительницы исчезли в ладонях Шварца и Лены.

Сад раздвинул пошире ее лежащие на полу прямые ноги в черных чулках и туфлях, а Пит сделал несколько кадров сверху вниз с их стороны... Голая женщина разряжалась еще пять раз. Пять раз, стонав от боли, она каталась по полу с закрытыми глазами и широко открытым ртом, а ее женские органы извергали белую слизь. Затаив дыхание, парни трогали и разглядывали оба отверстия своей голой учительницы во время ее разрядок. Когда в последний раз Наташа успокоилась, Ги с Садом подняли ее с пола и поволокли в ванную, так как сама она практически не могла стоять на ногах.


Тут Лена заметила, что взгляды оставшихся в комнате парней буквально стягивают с нее одежду. Руки девушки сами потянулись к подолу юбки и медленно задрали ее к животу. Подошедший сзади вплотную Петр запустил обе руки в трусы своей одноклассницы и, приспустив их до колен, начал поглаживать ее девичье лоно. Пит ловко расстегнул ей блузку и, вывалив небольшие груди из лифчика, стал покручивать оба соска.

- Стони и облизывай губы, - услышала Лена и тут же подчинилась.

Парни ласкали отдавшуюся им девушку, не стесняясь расспрашивать ее об испытываемых ею при разных ласках ощущениях. Некоторое время они сравнивали девичьи половые органы с женскими, которыми владели перед этим. "Разогрев" одноклассницу, Петр опустил ее перед собой на колени. Через секунду перед лицом Лены уже стоял его набухший член. Прикрыв глаза, девушка потянулась к нему губами и тихонько поцеловала блестящую головку. Член вздрогнул. Так и не раскрывая глаз, ученица продолжала легкими прикосновениями губ и языка доставлять удовольствие товарищу по классу.

Тем временем, присевший сзади нее Пит медленно снял с нее всю одежду и принялся водить ладонями по обнаженному девичьему телу...

В свои шестнадцать лет Лена раздевалась до гола перед мужиками и парнями уже не один десяток раз. Еще в восьмом классе на уроках зоологии, которые вела странноватая старушка, практически никогда не смотрящая на класс, Сад, сидевший сзади, заламывал ей руки за спину под свою парту, давая возможность Ги беспрепятственно, у всех на виду, не спеша снимать с нее всю одежду. Не имея возможности кричать и сопротивляться, девушка молча плакала, пока сосед по парте спускал ей на пояс платье, расстегивал лифчик и на глазах у всех одноклассников, сняв его, спокойненько теребил ее небольшие груди.

Затем весь класс, затаив дыхание, наблюдал как Ги задирал ей подол платья, добирался до трусиков и залезал в них рукой. Пока рука парня оттопыривала спереди трусы девушки, гробовое молчание в классе нарушалось лишь монотонным гудением учительницы и шумным дыханием ощупываемой полуголой ученицы.

А пришла Лена Симонова к такой жизни через своего отца. Бывало, когда она была еще маленькой, он приходил домой с двумя-тремя подвыпившими, как и он сам, дружками и начиналась охота за ее матерью. Пьяные мужики загоняли женщину в угол и, навалившись на нее, щупали ее груди, подолгу что-то по очереди делали руками в трусах у нее между ног, отчего та поджимала ноги и сильно плакала. Затем на глазах у девочки ее не спеша раздевали у стены до гола и некоторое время разглядывали со всех сторон, после чего обычно валили на пол и опускались рядом с ней.

Своими телами они загораживали обнаженную женщину и где-то в течении получаса что-то делали руками у нее между ног. Все это сопровождалось ее неровным шумным дыханием и вскриками:

- Нет, только не туда...

После этого, несмотря на просьбы насилуемой увести дочь, они трахали ее в разных позах на глазах у ребенка, заставляя потом отсасывать остатки белой слизи со своих членов. Такие оргии с матерью Лены повторялись из года в год до тех пор, пока девочка не стала превращаться в девушку. Вот тут-то отец и положил начало ее половой жизни. Начались раздевания до гола перед "гостями" отца, когда трое-четверо мужиков валили ее на стол и, разорвав на ней всю одежду, водили руками у нее между ног, щупали груди и целовали ее всю.

Дальше - больше. И вот теперь, когда струйка спермы ударила из члена Петра ей в рот, а пальцы Пита погрузились глубоко в оба отверстия между ее ног, Лена уже не чувствовала никакого стыда...

В комнату вошли Ги и Сад, ведя под руки подмытую Наташу. Молодая женщина, замученная разрядками, с трудом передвигала ноги, не обращая внимания на свою наготу. Был уже час ночи.

- Пошли в школу, - предложил Шварц. - Там сегодня всю ночь - дискотека... Встреча выпускников. И наши там все...

- Точно, - подхватил Ги. - И деньжат подзаработаем. Ведь Наталья Петровна сейчас настолько охочая до мужского пола...

Через час Наташа лежала на спине на банкетке в мужской раздевалке недалеко от спортзала, где гремела музыка. Она лежала со связанными за головой руками в одном нижнем белье, а вокруг толпились мальчишки из разных классов. И куда она не бросала свой взгляд - со всех сторон любопытные глаза будущих мужчин буквально снимали с нее лифчик, через который просвечивали набухшие соски, и намокшие от пота и слизи трусики. Старшеклассники расположились в основном со стороны ее сведенных вместе стройных ног и не спеша рассматривали полураздетую учительницу.

- Наталья Петровна, - нарушил напряженную тишину голос Ги. - Видите, ребята хотят познать вас как женщину. Согните ноги в коленях и разведите их в стороны.

У Наташи перехватило дыхание. Слезы выступили на ее глазах. Парни увидели как напряглись, прижимаясь друг к другу, ее ноги в черных чулках. Она вдруг поняла, что будет дальше. Сначала эти мальчишки разведут ей в стороны ноги и будут рассматривать и щупать ее ягодицы. Затем чья-нибудь рука оттянет резинку трусиков, открывая на обозрение ее выбритое переднее отверстие и раздевалка быстро наполнится запахом готовой к половому акту женщины. Пока часть парней будут держать ее ноги и таз, кто-то снимет с нее трусы совсем.

Заодно вынут из лифчика груди, соски которых будут предательски тянуться к мальчишеским рукам. Последними с нее стянут черные чулки - как с проститутки, и в руках парней будет извиваться абсолютно голая молодая женщина, пытающаяся прикрыться от их всепроникающих взглядов и рук. Но ей это не удастся. Ухватившись за ее щиколотки и колени, парни придадут ей такую позу, что их взорам откроются оба ее натруженных уже отверстия. Много рук лягут на ее тело, и будут долго щупать ее груди и гладить между ног.

Их пальцы проникнут в ее задний проход и раздвинут ее половую щель, из которой тут же посочится слизь. Ее губы будут сливаться в долгих поцелуях с одними, пока другие будут наслаждаться ее обнаженным телом. Ученики познают душу своей учительницы, теребя соски ее грудей и гуляя руками у нее между ног. Затем старшие выгонят маленьких из раздевалки. Голую преподавательницу поставят на банкетку на четвереньки и, держа крепко ее голову, руки и таз, начнут насиловать.

Женщина будет конечно биться в крепких руках парней, но их члены будут неумолимо входить в ее широкое половое отверстие и своим движением вызывать ее стоны...

Тут Наташа как будто вернулась к действительности и осознала, что пока эти мысли занимали ее голову, парни не бездействовали. Раздетая до гола, она стояла на полу на четвереньках с широко расставленными ногами и одиннадцатиклассник Фил, стоя сзади на коленях, не спеша трахал ее на глазах остальных. Его руки лежали у нее на бедрах и натягивали ее на член так, что висящие груди качались взад-вперед, елозя сосками по подставленным Шварцем ладоням. Еще пару минут голая учительница удовлетворяла Фила, прежде чем в последний раз он с силой насадил ее на свое копье и мощно разрядился в нее.

Молодая женщина не смогла подавить стон, вырвавшийся из ее полураскрытых губ. Фил же, подойдя к ней спереди, вдруг резко поднял ее за волосы и, воспользовавшись ее ахом, вложил ей в рот свой обмякший инструмент. И тут, неожиданно для замерших учеников, классная руководительница 10-ого класса, глядя снизу вверх в глаза парня, принялась отсасывать из его члена, перебирая руками его яйца. Окружившие эту пару ученики возбужденно переглядывались, осознавая теперь реальность своей власти над этой женщиной.

...Когда месяц назад старшеклассники увидели новую молодую учительницу, они обратили на нее внимание как на красивую женщину и на уроках в их головах блуждали такие мысли, от которых у нее тут же намокли бы трусики. И вот их дерзкие мечты воплотились в реальность. В школьной раздевалке они раздели не сопротивляющуюся Наталью Петровну до гола и с удивлением обнаружили, что во всех интересующих их у нее местах она выбрита, как девочка. Ни одного волосика около половой щели и заднего отверстия.

В это время молодая женщина была как бы погружена в свои мысли и ничто не мешало 16..17-ти летним парням окружить стоящую перед ними голую 23-ех летнюю женщину и ознакомиться с ее прелестями. И когда, надавив ей на плечи, они усадили ее на корточки спиной к стене, развели ей в стороны колени, и каждый из присутствующих по очереди поводил рукой у нее между ног, потерзал ее заднее отверстие и проникнул пальцами в ее половую щель, стало ясно, что пределу их желаний не будет конца.

Одно дело - раздеть до гола после уроков сопротивляющуюся сверстницу - девчонку, держа ее распятой на парте, сфотографировать ее со стороны ног, а затем поиздеваться над ней голенькой.

Другое дело - снять всю одежду с 23-ех летней учительницы и не спеша познакомиться с сформировавшимися уже женскими органами, не встречая при этом никакого сопротивления. Поэтому не пришедшей еще в себя обнаженной женщине придавались такие позы, при которых парням было удобно щупать ее груди, гладить упругий живот, покручивать набухшие соски-рожки, теребить пальцами клитор, раздражать заднее отверстие... Особенно им понравилось вдвоем втроем вводить пальцы в ее мокрую щель и расширять ее: ноги Наташи тряслись при этом от напряжения, и приходилось удерживать ее лежащей на спине на банкетке с задранными кверху и в стороны ногами.

И она, почти без сознания, в чем мать родила, елозила тазом, пытаясь освободить свое срамное место из их цепких рук, приводя этим рассматривающих и мучающих ее в восторг... Спустя минут десять, насладившись терзанием голой женщины, парни решили удовлетворить свою похоть и тщеславие. Вот тогда, когда Фил начал ее трахать, Наташа и отошла от своих мрачных мыслей. А теперь голая учительница, стоя на коленях перед своим учеником, сосала его член, недавно опорожнившийся ей в лоно.

По ее левой ноге из передней дырочки сочится их общая слизь. И вот Наташа выпускает изо рта чистый инструмент Фила, снова опускается на колени, нагибается вперед и, покручивая пальцами одной руки сосок, выгибается, и вводит пару пальцев себе в заднее отверстие. Ученики замерли: абсолютно голая молодая женщина ласкала себя на полу у них на глазах...

Оставшуюся после "стриптиза" часть ночи и весь воскресный день Наташа отходила от половых актов, случившихся с нею в школе, а когда стемнело, она отправилась к озеру - в одну из скрытых от людских глаз освещенных беседок где, по слухам, группа мужиков забавлялась вечерами с какой-нибудь из учениц. Как классная руководительница, Наташа хотела попытаться их "застукать" и помочь девочкам... Но это было невозможно...Да и "жертв" невозможно было отыскать, так как они помалкивали.

Говорили, что однажды эти мужики затащили в такую беседку девушку из девятого класса. Они подвесили ее за руки к верхней балке, завязав ей предварительно глаза и рот. Некоторое время, пока были силы, она пыталась сопротивляться, когда их руки с разных сторон трогали ее груди и гуляли сверху по трусикам. Завязанные глаза и прикрытые уши не давали ей понять, кто и что собирался с ней делать. А мужчины не спешили и дождались когда сбитая с толку девушка прекратила свое сопротивление.

Тогда ее, висящую, не спеша раздели до гола и долго щупали и рассматривали со всех сторон, вращая и разводя ей в стороны ноги. Затем они немного опустили девушку вниз, задрали ее ноги вверх и привязали к рукам. Она висела между ними как "груша" и ее раскрытая половая щель находилась на уровне их членов... Мужики трахали ее не спеша. Они медленно насаживали ее на свои набухшие копья и качали взад-вперед, держа за соски или за ягодицы. А один, подойдя спереди к насилуемой, ввел свой указательный палец ей в задний проход и так управлял девушкой во время полового акта...

Но сегодня четверо этих кавказцев в возрасте от 28 до 35 лет собрались не для того, чтобы трахать голую "не созревшую" девчонку. В указанное им Садом время перед их глазами появилась красивая молодая женщина, одетая в короткое синее платье, черные туфли на каблуке и такого же цвета чулки. Ее интереснее было мучить долго, тем более что, по словам Сада, она не станет перечить их желаниям. Поэтому они завязали ей глаза, связали за спиной руки и минут десять вели ее под руки по лесу (за это время Наташа узнала их имена: Важа, Гиви, Хан и Рустам) к "Жигулям" Важи.

По пути их руки довольно часто мяли ее груди. Вскоре женщина уже сидела на заднем сидении между Гиви и Ханом. Спереди сели Важа (за руль) и Рустам.

- Для начала мы хотим с тобой познакомиться поближе, - с восточным акцентом начал сидящий справа Хан.

Наташа замерла: связанные руки и закрытые глаза делали ее совершенно беспомощной.

- Меня зовут Наталья Петровна... Я учительница...

- Да какая хрен разница как тебя зовут и кто ты? - послышалось в ответ.

И тут же чья-то рука взяла ее под подбородок и мягко запрокинула ее голову назад. Две другие руки взяли ее под коленки, развели ее ноги в стороны и, подняв их вверх, уперли коленями в передние сидения. Повинуясь, Наташа оторвала зад от сидения, и в это время они задрали ей платье до подбородка, набросив его ей на лицо. Молодая женщина сидела как на кресле у гинеколога, а четверо мужчин медленно снимали с нее одежду. Вот расстегнулся лифчик, и ее груди оказались в их руках. Мужики поглаживали эти упругие выпуклости и щупали венчающие их соски.

Они не спешили и вскоре были вознаграждены: женщина в их руках стала постанывать от переполняющего ее желания принадлежать мужчине. Эти кавказцы уже знали толк в русских женщинах и умели "заводить" их, чтобы потом долго мучить этих связанных голых самок. Через десять минут, развязав Наташе руки, они сняли с нее платье и бюстгальтер. Руки ее они привязали к противоположным ручкам над дверцами автомобиля, стянули с нее трусы и сняли туфли. Молодая женщина осталась лишь в черных чулках, да на глазах ее по-прежнему была повязка.

Мужчины поставили ее на колени на заднее сидение, отчего ей пришлось склониться вперед. Вот тут-то и началось настоящее знакомство кавказцев с телом этой женщины. Они проникали пальцами в ее половую дырочку и в заднее отверстие, щупали ягодицы и ляжки, теребили груди и покручивали набухшие розовые соски. Абсолютно голая Наташа, тяжело дыша, извивалась всем телом под руками владеющих ею мужчин. Замкнутое пространство салона автомобиля заполнилось запахом женщины, готовой отдаваться и выполнять любые желания мужчин.

Она "хотела" и мужики видели это, но продолжали возбуждать ее низменные чувства. Они развязали ей руки, сняли повязку с глаз и заставили ее принять ужасно бесстыдную для женщины позу. Наташа уперлась головой в заднее сидение, стоя на нем на расставленных коленях. Таким образом, ее срамные места оказались прямо перед глазами мужиков. Кроме того, пальцами обеих рук обезумевшая женщина раскрыла свое пахнущее лоно и, насколько могла, приоткрыла заднее отверстие. В такой позе она ехала минут двадцать, пока кавказцы курили и обсуждали ее выбритые дырочки, красивые ноги, упругий плоский живот и просящиеся к ним в руки груди.

Они рассматривали готовую отдаться им голую женщину как корову, подергивая ее временами за сиськи и открыто смеялись над всем, разглядывая ее сзади. Но Наташу уже ничто не могло остановить: ни грубые шлепки по ягодицам, ни пощипывания ляжек и сосков, ни намеки на ее дальнейшее использование, от которых нормальная женщина пришла бы в ярость. А ведь кавказцы не шутили. Раздетую до гола Наташу посадили вперед - в ноги к Рустаму. Важа завел машину, и они вскоре выехали на дорогу.

Когда это произошло, Рустам расстегнул штаны и достал свой член.Стоя на коленях у него в ногах, голая женщина взяла член в рот и принялась мастурбировать его, пока мужчина теребил соски лежащих у него на коленях ее грудей и острым носом ботинка водил ей по клитору. На третьем светофоре член у нее во рту быстро набух и задергался, извергая сперму. Наташа едва успевала сглатывать этот напиток. Спустя полчаса после того как она высосала из члена Рустама последнюю каплю и разрядилась сама на коврик у него в ногах они приехали...
...

Это был частный дом. Четверо мужчин и раздетая до гола молодая женщина вышли из машины и вошли в дверь. Наташу привели в комнату, вид которой мгновенно вернул ей разум. Посреди комнаты, прямо под абажуром, стояла голая пружинная кровать со спинками. У стены стоял стол, на котором лежали какие-то ремни, инструменты, наручники... В углу на полу лежала белая простыня с не отстиранными следами спермы и капелек крови, а рядом стояло четыре стула. Наташа испуганно посмотрела на кавказцев.

Они уже заперли дверь, разделись до гола и шли на нее, надевая черные перчатки. Крик жертвы не смутил их. Голую женщину уложили на кровать лицом вниз, приковали руки и ноги к спинкам наручниками. Пружины больно впились в груди и пах Натальи. Хан лег на спину под кровать и принялся тянуть на себя ее соски. Наташа завопила от боли. Не обращая внимания на крики, Гиви руками сильно раздвинул ягодицы женщины, а Важа стал втирать в раскрывшееся заднее отверстие молотый красный перец.

Наташа зашлась в крике. Когда Гиви и Важа кончили, к красному заду самки приблизился Рустам с прутом в руках и начал хлестать ее по ляжкам, оставляя красные рубцы. Истязаемая молила о пощаде, глядя в лицо Хана, трущего ее соски о пружины... Через пару минут стонущую голую женщину перевернули на спину. Освободив ей ноги, Важа и Хан развели их в стороны, предоставив раскрытое лоно самки в распоряжение Гиви. Прикованные к спинке руки Наташи делали общедоступными ее груди с темно-красными от трения сосками.



Рустам передал один наполненный чем-то шприц Гиви, а с другим наклонился над вздымающимися женскими грудями и сделал два укола в области сосков. И если к этому Наташа отнеслась более или менее стойко, то Гиви пришлось применить силу, чтобы сделать укол в области клитора. Раздетая до гола и распятая на кровати четырьмя кавказцами, русская женщина, наконец, поняла, что она будет теперь инструментом в их руках. Возбудители, введенные в ее организм, вызовут у нее страшное желание отдаваться, а эти мучители будут наслаждаться ее разрядками и истязать ее половые органы.

Она заплакала. Мучительно жгло задний проход. В области сосков и там, между ног, куда сейчас смотрят мужчины, усиливается зуд. В течение получаса кавказцы разглядывали набухший клитор и все влажное лоно женщины. Она уже сама развела согнутые в коленях ноги широко в стороны, предлагая овладеть ею. Нестерпимый зуд заставляет ее все же сводить ноги вместе и пытаться потереть свое лоно, но мужчины тут же раскрывают ее вновь. Им нравится смотреть на то, как она хочет, чтобы ее изнасиловали.

По их воле Наташа мечется на кровати и просит, чтобы ее "взяли", чтобы ее трахали во все дырки. Но ее ноги по-прежнему разведены, а мужики рассматривают и обсуждают раскрытое ею для них лоно. Никакого стыда и собственного достоинства: голая учительница умоляет воспользоваться ею как самкой. Наконец, Важа забирается на кровать и встает на колени над готовой для полового акта Наташей. Все остальные встают вокруг и сверху наблюдают, как Важа медленно вводит свой большой член в маленькую красную переднюю дырочку женщины.

Все дальше и дальше проникает копье во влагалище Наташи, а она прогибается от боли и восторга, закрывая глаза. Под его ударами ее груди заходили ходуном. Важа взялся за ее щиколотки и развел прямые ноги женщины в стороны так, что всем стало видно, как его инструмент берет ее крепость. Кровать скрипела в такт ударам. Хан освободил Наташе руки, и она принялась ласкать свои груди, а сам он сел на кровать у нее за головой и, подавшись чуть вперед, дал ей сосать свой член. Первым закончил Важа, излившись в самку.

Через несколько мгновений спустил ей в рот и Хан. Когда мужчины слезли с отдавшейся им голой женщины, она изящно потянулась на кровати и посмотрела на Гиви. Ее руки скользнули к лону, а пальцы раскрыли его.

- Возьми меня как хочешь... Я твоя, - тихо попросила Наташа. - Или ты хочешь, чтобы я взяла в рот?

Вместо ответа Гиви поднял ее с постели. Они подошли к лежащей на полу простыне, и голая женщина встала перед мужчинами на четвереньки лицом к стене. Ее попка звала. Для полноты эффекта Наташа прогнулась и стала покачиваться, чтобы ее груди болтались по сторонам. Гиви опустился на колени сзади телки и овладел ею. Остальные же, сидя рядом на стульях, смотрели как раздетая ими до гола и удовлетворившая их самка сама насаживается на член Гиви и бьется в его руках...
...Через пару часов все пятеро ужинали за столом в большой комнате вместе с 28-летней красивой светловолосой хозяйкой, представленной Наташе как Галя. Изнасилованная недавно женщина чувствовала себя "не в своей тарелке" из-за того, что мужчины подробно рассказывали во время еды Галине, как они с ней забавлялись и как она выглядит без ничего. Наташа чувствовала, как глаза соперницы буквально раздевали ее. Понятно, что долго так продолжаться не могло: она встала из-за стола и, взявшись за подол платья, сняла его с себя и положила на стул.

Хозяйка, разглядывая ее фигуру, жестом предложила ей раздеваться дальше. Изнасилованная женщина сбросила туфли и, ставя по очереди ноги на стол, сняла чулки и отбросила их в сторону. Заведя руки снизу за спину, она расстегнула лифчик и оголила свои груди. Затем, встав на стул чтобы всем было хорошо видно, "стриптизерша" спустила с себя трусики и отбросила их ногой к чулкам. В течение долгих десяти минут она вертелась абсолютно голая, стоя на стуле, перед рассматривающими ее со всех сторон мужиками, а Галина, стоя рядом, щупала одной рукой ее груди и проникала другой ей между ног.

Опытная хозяйка на глазах мужчин не спеша ласкала раздевшуюся перед ними молодую женщину, для чего Наташе пришлось слезть со стула, лечь навзничь на ковер и раскинуть в стороны ноги, чтобы другая женщина, устроившись у нее между ног могла пальцами проникать в ее горячее уже лоно и задний проход. Но Гале этого показалось мало и, попросив кавказцев подержать распятой на полу жертве руки и ноги, сильно расширила ей половое отверстие и, введя в него всю пятерню, принялась мучить ее влагалище.

Нагая учительница заелозила на ковре, не имея возможности вырваться из крепких мужских рук. Не вынимая руки из влагалища, Галина повернула таз стонущей женщины на бок, задрала одну ее ногу к себе на плечо и с силой ввела три пальца другой руки ей в заднее отверстие. Наташа уже даже не могла делать попыток освободить свои органы, так как это доставляло ей более мучительную боль, чем та, которая пронзала ее пока эта садистка терзала ее на глазах заведенных уже мужчин.

А те принялись уже свободными руками гладить ее между трясущимися от напряжения ногами, задерживаясь у шевелящихся внутри нее Галиных рук, мять ее груди и менять их форму, оттягивая зажатые между пальцами набухшие соски в разные стороны.

Слезы боли и стыда навернулись на глаза Наташе, когда ее через несколько минут распяли под ярко светящей люстрой на столе, привязав ее руки к его ножкам, а Галина, сняв из-под юбки трусики, забралась на стол и, задрав юбку спереди до пояса, чтобы мужчинам было все видно, встала на карачки над ее лицом. В нос насилуемой ударил запах другой женщины. Прямо над ее ртом раскрылась половая щель и стоящий тут же Руслан начал мять Галине клитор. Приподняв голову, доведенная до положения самки учительница проникла языком в лоно 28-летней женщины, которая в это время стала расстегивать свою блузку.

Сглатывая подтекающую из полового отверстия хозяйки слизь, Наташа смотрела снизу вверх, как Галя, расстегнувшись, скинула блузку на пол и,
дернув вниз чашечки лифчика, предоставила свои груди в распоряжение Руслана, который, оттягивая ей клитор, стал сильно дергать свободной рукой ее за соски. И тут чьи-то руки развели ей в стороны ноги и усевшийся между ними Важа, рассмотрев обе выбритые дырочки у нее между ног, с трудом ввел ей в переднее отверстие крупный искусственный половой член и принялся выводить и вводить его, наблюдая как стала извиваться на столе эта голая женщина, принимавшая при этом различные позы.

Наташа уже не вылизывала лоно сидевшей над ней на карачках Галины, так как каждое проникновение в нее этого огромного копья заставляло ее выгибаться дугой и замирать с открытым ртом, куда уже просто капало из дырочки приходящей в экстаз хозяйки. Обе самки по очереди вскрикивали, страдая от грубого обращения мужчин с их женскими половыми органами. Широко раскрытые глаза учительницы видели, как Руслан прислонил Галину грудями к себе и, положив свободную руку ей на спину, ввел два пальца ей в заднее отверстие, продолжая при этом пощипывать ее клитор пальцами другой руки.

В это время что-то уткнулось и в задний проход Наташи. Предчувствуя что произойдет, она сделала попытку освободить руки от веревок, затем попробовала вырвать свои ноги из рук Гиви и Хана. Нет, защититься было невозможно. Мало того, они согнули ей ноги в коленях и задрали их вверх так, что ее обнаженный пах полностью был теперь в их распоряжении. Ее анус раскрылся, уступая напору второго искусственного члена, вводимого в нее твердой рукой Важи, не перестававшего при этом имитировать половой акт первым инструментом.

Наташа застонала, когда оба копья попеременно заходили в ее отверстиях на глазах мужиков, возбужденных зрелищем насилуемой таким способом на столе связанной и раскляченной голой бабы. Их заводило то, как она орала от боли, стыда и наслаждения, как она елозила тазом по столу, пытаясь освободить свои срамные места. Они перехватили ее ноги за ляжки и свободными руками раскрыли пошире ее половые губы, чтобы было лучше видно, как гуляет в ней уже мокрый от ее слизи толстый искусственный член.

От ее крика Рустам прекратил мастурбировать уже спустившую пару раз в рот Наташи Галину и они оба присоединились к Важе, Гиви и Хану. Голая хозяйка, развернувшись, присела на колени над гуляющими грудями вскрикивающей молодой женщины, наклонилась к ее паху и руками раздвинула еще больше ее ягодицы, шире раскрывая ее выбритое как у девочки заднее отверстие для большего эффекта. Нагая Наташа извивалась теперь у нее между ног и соски ее грудей скользили по раскрытому горячему лону Гали...
...Напряжение приближалось к апогею. Все внимание четырех мужчин и обнаженной хозяйки было сосредоточено между ног этой раздетой ими до гола 23-летней женщины, чье лоно и задний проход на их глазах таранились искусственными членами. Гиви и Хан чувствовали, как от возбуждения дрожат ее разведенные в стороны ноги. Руки Галины боролись с раздвинутыми ягодицами соперницы, так как Наташа пыталась свести их вместе, чтобы хоть как-то противостоять слишком глубокому проникновению искусственного члена в ее анус.

Противиться тому, что Гиви и Хан оттягивали в стороны половые губы ее измученного лона, максимально раскрывая его для использования, она уже не могла. Стоны срывались с ее уст каждый раз, когда она извивалась под осевшей на ее левую грудь Галей, пытаясь сократить глубину проникновения в свой таз двух членов. А тут еще пальцы Руслана завладели ее набухшим клитором... Через пару минут Галина и мужчины насладились зрелищем мощной разрядки, произошедшей у распятой ими голой женщины.

Когда она забилась в их руках, Важа вывел искусственный член из ее набухшего лона и молодая учительница разрядилась для них, испуская слизь на торчащий из заднего прохода второй член.

"Все..." - промелькнуло в голове у Наташи, но тут же слова Гали, отпустившей ее ягодицы, повергли ее в шоковое состояние.

- Разве это разрядка? - возмутилась хозяйка, вынимая из заднего прохода лежащей под ней беспомощной женщины искусственный член. - Баба должна спустить раз семь, прежде чем мужик сможет насладиться настоящим спектаклем, когда она - голая будет извиваться в его руках, разряжаясь для его удовольствия, с мольбой о пощаде, не имея возможности мешать ему наслаждаться ее женскими прелестями. Пусть Вагиз с ней поработает часок, а уж потом я с полчаса помастурбирую ее для вас. Я схожу за ним...

Хозяйка проворно оделась и вышла из комнаты, а пока Наташа соображала, что ее ждет, ноги ее привязали к ножкам стола и зачем-то прикрыли ее всю белой простыней, оставив открытым только лицо. Она попробовала свести вместе ноги. Нет - над ее отверстиями в тазу здорово поработали. Мужчины уже оделись, когда в комнату вошла Галина, ведя за руку... ученика 5-ого класса Наташиной школы. Краска бросилась в лицо Наташи, и она стала умолять чтобы увели ребенка, но ее никто не слушал.

Рустам дал Вагизу упругую палочку и, подведя его к распятой на столе под простыней абсолютно голой женщиной, спросил у мальчика:

- Вагиз, ты знаешь эту учительницу?

Глядя на выпирающие из-под простыней соски грудей, парень утвердительно кивнул головой. Тогда, не глядя на ее заплаканное пунцовое лицо, Руслан, чуть приподняв простыню в области таза жертвы, проник туда рукой с этой палочкой. Наташа лишь тихо плакала и извивалась, пока эта рука глубоко вводила инструмент в ее лоно. Слезы полились сильнее, когда Рустам, перед тем как оторвать руку от ее тела, немного пощупал у нее между ног на глазах у тяжело дышащего мальчика.

Затем Галя объяснила Вагизу, что он должен взяться рукой поверх простыни за ту палку, которую Рустам вставил между ног учительницы, и делать ею движения туда-сюда.

Когда мальчик попробовал, заставляя свою красную от стыда учительницу извиваться под простыней и стонать, ему запретили поднимать простыню и наказали делать лишь то, что ему сказали. Не надо обращать внимание на то, что простыня вскоре намокнет в том месте, куда входит палка. Дав последние указания, взрослые ушли, оставив беспомощную голую учительницу, прикрытую одной простыней, наедине с учеником из ее школы, который с удовольствием принялся имитировать половой акт.

Парень быстро понял ситуацию и даже стараясь не глядеть ему в глаза, ахающая при каждом вводе упругой палочки, Наташа почувствовала, с каким интересом он разглядывает ее всю под простыней.

Движения его замедлились, а вскоре и совсем остановились. Мальчик быстро подошел к двери, запер ее и вернулся к столу. У красной как помидор Наташи сперло дыхание, когда Вагиз стянул с нее простыню. Вагиз обалдел! Перед ним лежала совершенно голая женщина, не имеющая никакой возможности помешать ему трогать себя везде. Не обращая внимания на посыпавшиеся с ее стороны угрозы, парень молча рассматривал ее груди, живот, бедра, ноги и то место, откуда торчала темная палочка, не решаясь теперь дотронутся до нее.

На ее теле нигде не было видно волосиков. Угрозы учительницы перешли в мольбу со слезами, когда мальчик сел на ее живот и стал трогать ее груди. Его возбуждение стало расти еще быстрее, когда учительница стала говорить:
- Нет, нет, нет...
Крутить головой в стороны и извиваться под ним всем своим телом, насколько позволяли веревки. Он покручивал соски грудей, глядя ей прямо в глаза. Через минуту голая женщина сломалась и ответила на его поцелуй в губы. Надоев тешиться с ее грудями, Вагиз слез с нее и вынул палочку у нее из лона. Он лег у нее между ног и стал знакомиться с чисто выбритым половым отверстием зрелой женщины, трогая его и рассматривая вблизи. Наташа отрешенно глядела в потолок, пока маленькие пальчики ученика трогали ее клитор, проникали во влагалище, гладили ее холмик и ощупывали ляжки.

Она ждала пока будущий мужчина, пользуясь ситуацией, изучал ее как женщину, отдавая предпочтение ее половому отверстию. Но не все удобно было ему разглядывать, поэтому он встал, отвязал ей одну ногу и, держа ее за щиколотку, раскрыл все, что было у учительницы между ног.

- Просто взрослая девчонка, только с сиськами, - сказал Вагиз, глядя на две выбритые дырочки.

Наташа не смела уже даже мешать мальчику рассматривать себя ниже пояса. Держа женщину в такой позе, он взял снова упругую палочку и медленно ввел ее в переднее отверстие готовой уже ко всему учительницы...
...Прошло около сорока минут, во время которых парень с трудом удерживал ногу женщину в раскляченной позе, чтобы лучше видеть, как она раз за разом разряжалась ему на пальцы. Он был в восторге от того, что абсолютно голая зрелая баба стонала и билась в его руках, испуская белую слизь. Она вся принадлежала ему. Иногда он прерывался, чтобы снова и снова поводить руками по ее грудям и покрутить ей соски. Особенно ему нравилось вынимать палку из ее полового отверстия и, пока она умоляла его не смотреть туда, расширять эту дырку и наслаждаться запахом и видом подтекающей оттуда слизи.

А когда она иссякала, он вставлял палочку глубоко в ее лоно и некоторое время покручивал ее клитор, отчего голая женщина заходилась в стоне.
...Вскоре Вагиз услышал чьи-то шаги. Он быстро привязал дрожащую от напряжения ногу учительницы к столу, накинул на нее простыню, отпер дверь и вынул палку из измотанной разрядками половой щели. Вошедшие взрослые поблагодарили мальчика и закрыли за ним дверь на ключ.

Важа снял простыню с обнаженного тела и их глазам предстал обспусканный стол, на котором затихла измученная мальчиком женщина.

- Ладно, лучше я отвезу ее обратно, - сказал Важа...

Прошла неделя, прежде чем Наташа смогла появиться в школе. Но, как впоследствии она поняла, лучше ей было уже туда не ходить. Перед первым же уроком в класс вошел Сад и сказал, чтобы она шла за ним, иначе туча фотографий, где ее голую трахают, где она в пикантных позах позволяет лапать свои срамные места и прочие начнут гулять по школе. Сад завел ставшую послушной, но все же испуганно озирающуюся, классную руководительницу в мужской туалет, где собралось человек двадцать старшеклассников.

Ги говорил ей, что она должна делать, совсем как в каком-то фильме, где женщины в стеклянных кабинах делают то, что ей велит мужчина. Под раздевающими ее взглядами парней она зашла в кабинку, не закрыв за собой дверь. Повернувшись лицом к ребятам за пару минут она сняла с себя все, оставшись в одних туфлях и лифчике, поверх которого топорщились в стороны ее груди: такой ее хотел видеть Ги. Окончив разглядывать голую учительницу, парни посадили ее на корточки на унитаз лицом к бачку и стали по очереди водить руками у нее снизу между ног.

Каждый лапающий ее половое отверстие успевал одновременно пощупать ее груди. Когда все потрогали ее, им захотелось рассмотреть ее лоно поближе, но в это время прозвенел звонок на уроки. Все разошлись до следующей перемены, когда она должна была снова прийти. Уроки Наташа проводила словно во сне... И так пошло изо дня в день. На всех переменах она спешила в мужской сортир, где ее заставляли раздеваться до гола и демонстрировать свои груди и отверстия между ног, для чего она висла на перекладине одной из кабинок, а парни задирали ей ноги вверх и разводили их в стороны.

В это время всеми рассматривалось и ощупывалось только ее влагалище и клитор, так как она не могла висеть между ними долго. На коротких переменах, когда она не успевала даже раздеваться, одни старшеклассники просто залезали ей в бюстгальтер и мяли груди, пока другие задирали ей юбку и, приспустив до колен трусы, лапали ее между расставленными в стороны ногами. На больших переменах, раздевшись до гола, она успевала отдаться трем-четырем желающим в придуманных для нее позах.

А фантазия у видевших ее без одежды была просто неиссякаема. Скоро в сортире образовался склад из наручников и нижнего женского белья. Ее приковывали к батарее раком в одной комбинашке и трахали через задний проход, подвешивали за ноги между кабинками и кисточками щекотали ей клитор и само влагалище. Слизь стекала по

 +2 



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Похожие фото


История первого раза

История первого раза



Новоселье

Новоселье