» » Докомандовалась

Докомандовалась


Много лет назад, жарким летом отдыхал я в Карелии в трудовом лагере. Были тогда такие лагеря. Днём мы, шестнадцати и семнадцатилетние юноши и девушки, работали в местном колхозе, а по вечерам устраивали всякие спортивные и культурные мероприятия.

Жили в палатках на берегу озера.

Весь лагерь был разбит на отряды, каждый во главе со своим командиром. Так вот, командиром нашего отряда была Маргарита Станиславовна, такая плотная спортивная девушка с очень пышными формами. Весёлая, заводная она всегда принимала самое активное участие в любых соревнованиях. Когда она азартно бегала и прыгала на волейбольной или баскетбольной площадке, наши парни на трибуне просто пускали слюни, глазея, как у неё все дрожит и играет. Такой она была накачанной и фигуристой. Она работала учительницей русского и литературы в школе. А на лето устроилась в наш лагерь командиром отряда. Было ей 25 лет. И в прошлом году она развелась с мужем. Неизвестно от- куда, но такие подробности ученики обычно узнают про своих учителей.

Был самый разгар лета. Жара стояла нестерпимая. Работалось в колхозе трудно. И только, когда над озером опускалась белая Карельская ночь, становилось спокойно и хорошо.

В тот вечер после ужина весь лагерь шумной ватагой повалил на танцы в соседнюю деревню. Мы, пятеро друзей, остались, как бы в наряде, дежурными. Перемыв горы посуды и переделав множество других дел, мы сидели вокруг костра. Было уже довольно поздно. Скоро все орущей толпой должны были вернуться назад.

-Костерок- то наш ослаб, -поднялся на ноги Васька.

-Пойду дровишек принесу, -скрылся он за лапами елей. Мы вчетвером остались у костра, ведя неспешную беседу. Тема обсуждалась обычная, про наших девчонок. Эти уже аппетитно созревшие тёлки обидно отказывались обращать на нас внимание. Дело в том, что неподалёку располагался студенческий стройотряд. Вот и бегали они каждый вечер на танцы. Ребята там были постарше. Вот так и сидели мы, вяло мусоля злободневную тему.

Из леса послышался приближающийся топот.

-Братцы! Там Ритка - командирша голая купается, - подбежал к костру Васька, с размаху бросив на землю охапку дров.

-Ого! – вскочили все на ноги.

-Только тихо! –шипел Васька, прикладывая палец к губам. Он уже вёл нас через лес. Мы выбежали на берег озера и, затаив дыхание, попадали, прячась за кустами.

На траве лежал спортивный костюм, на который небрежно был брошен лифчик и жёлтые трусики. Рядом стояли кроссовки. Метрах в пятидесяти плавала, шумно плескаясь, Маргарита Станиславовна. Она резвилась от души, наслаждаясь прохладой.

Светлая, белая ночь позволяла видеть всё в мельчайших подробностях. Наплававшись вдоволь, она направилась к берегу. Выйдя из воды покалено, она остановилась и начала прыгать и приседать, обдавая себя тучами брызг.

Мы смотрели, как заворожённые. Её молодое налитое тел, покрытое густым загаром было восхитительно. На тёмной коже ярко выделялись две ослепительно белые полоски.

Одна, от плавок купальника, сходившаяся лучами к лобку, пышно поросшему черным треугольником. Другая пересекала спину, оставив незагорелыми девственно белые внушительные груди.

Она присела в последний раз. Кивком головы забросила длинные волосы назад, ладонями обтёрла от брызг щёки, поднялась и направилась к берегу.

Я уже не мог лежать на животе. Мой перенапряжённый член упирался в землю. С дру-гими творилось то же самое. Ух! Как она шла! Играя широченными бёдрами, изгибаясь тонюсенькой талией, она словно выплывала из озера, покачивая своими мощными грудями. Отчётливо было видно, как от каждого движения подпрыгивают покрытые сверкающими капельками темнорозовые пятнышки её сосков.

-Не могу больше! Пацаны, давайте её трахнем, -прохрипел Пашка.

-Ты что? – заикаясь от волнения, возразил ему Костя.

-Да, кто тут узнает? – поднимаясь, закончил спор Пашка.

-Да и потом, мы – несовершеннолетние. Что нам будет? – шагнул он вперёд. Мы дружно последовали за ним.

Маргарита Станиславовна уже вышла на берег.

-Ой! – увидев нас, испуганно присела она, прижатыми руками закрывая свои роскошные груди. Больше она ничего не успела сказать. Мы все разом бросились к ней. Я схватил её за руку.

Кто- то схватил за другую, и мы повалили её на спину, растянув руки в стороны.

-Мальчики! Не надо! Не надо - а - а!!! – пронзительно завизжала она и заелозила ягодицами по траве, пытаясь освободиться.

-Не- е- ет!!! –верещала она, дёргаясь всем телом. Извиваясь, пыталась отбиться от тех, кто хватал её за ноги. Роскошные груди прыгали во все стороны. Двигая бёдрами, попеременно сгибая ноги в коленях, она так играла своим мохнатым пушком на лобке, что остановиться мы уже не могли, видя всё это.

Здоровая была баба. Пришлось потрудиться, пока справились. Отчаянная возня завершилась тем, что, Маргарита Станиславовна оказалась распятой, лёжа на спине. Мы надёжно держали её за руки и за ноги.

Славка, сидя верхом на её ноге, стал гладить её по животу. Его рука спускалась всё ниже и ниже, пока пальцы не утонули в густом треугольнике пушка на её лобке. Я посильнее прижав руку к траве, ладонью свободной руки накрыл её грудь и легонечко стиснул. У меня дух захватило от упругой прелести её сиськи. Я стал пальцами теребить сосок.

Пока мы все ласкали её тело, Васька, которому не надо было её держать, начал торопливо устраиваться между её бёдер. Дрожа от нетерпения, он ринулся вперед, рукой направляя свой член в неё.

-Ох! –вскрикнули они одновременно. Он вошёл в неё. Она приняла его, содрогнувшись всем телом. Мне даже пришлось отпустить грудь, чтобы удержать её руку на траве. Васька обхватил её за талию и бешено задвигался. Она опять задёргалась всем телом, но сопротивлялась слабее. Держать её стало легче.

-Ах-ах-ах! – застонала Маргарита Станиславовна. Васька всё ускорял свои движения, пока, замычав, не прижался к ней со всей силы.

- А-а-ах! – выдохнула она с облегчением и, как- то вся обмякла. Расслабилась так, что и держать- то её уже не надо было.

-Серёга, теперь ты, - отвалился назад Васька, перехватив у меня её руку.

От происходящего во мне уже всё клокотало. Долго уговаривать меня не пришлось. Я перевалился через неё и, осторожно опустившись, лёг ей на живот. Во мне всё заныло сладостной истомой от ощущения мягкой упругости женского тела подо мной.

Не пойму, чего Васька так долго возился, целясь в неё. Как только я улёгся на неё, сразу почувствовал, что головка моего члена упёрлась как раз туда. Подобрав раскатившиеся в стороны сиськи, я навалился на них грудью. Тянуть больше не было сил. Всем своим существом я устремился в неё.

Это была первая женщина в моей жизни. Меня потрясла блаженная новизна ощущений. Немного удивила лёгкость, с которой я вошёл в неё. Я ожидал, что мой член будет преодолевать более значительное сопротивление. Предполагал, что внутри она теснее. У меня кружилась голова от того, как её обволакивающая разгоряченная влага принимала меня. Я двинулся в неё. Ещё! Ещё!



-Ах! Ах! Серёженька, -застонала она, задвигала бёдрами и, сначала, легонько, а потом всё быстрее и быстрее стала устремляться навстречу так, что меня чуть ли не подбрасывало на ней. Чувствуя, как дрожит и бьётся подо мною упругое женское тело, с каждым толчком я старался засунуть ей всё глубже и глубже. Её стоны уже переходили в крики. Мне бы придержать себя, чтобы продлить удовольствие. Да куда там! Я сильнее и сильнее толкал её. Пытался достать членом ещё дальше, пока прокатившаяся по мне дрожь, перешедшая в сладостные конвульсии, не заставила отчаянно прижаться к её животу.

-А-а-а!!! кричала она, дёргаясь подо мной всем телом.

Я кончил! Впервые в жизни кончил в женщину. Обессилено отвалившись от неё, никак не мог отдышаться.

А моё место тут же занял Пашка. Он был опытнее. Ёрзая спиной по траве, она уже не сопротивлялась. Держать её больше было не нужно. Пашка поднял её полные ноги, раздвинул их пошире и засадил ей сходу. Она истерично закричала. Забилась, выгибая спину. Замотала головой, разбрасывая по сторонам мокрые волосы. Её огромные молочно

белые сиськи, размахивая сосками, запрыгали, заухали от Пашкиных толчков. Она то немного успокаивалась, то вновь начинала метаться, стонать и кричать. Только теперь, спустя много лет, я понимаю, сколько же оргазмов пришлось испытать женщине в ту ночь.

Пашка из нас был самым опытным. Выдернув член и скорчив страшную гримасу, он уже кончал прямо на неё. Сперма струя за струёй крупными мутными пятнами шлёпалась ей на живот. Она затихла на мгновение.

-Мальчики, я устала. Мне неудобно на спине, - низким, срывающимся от глубокого дыхания голосом пролепетала она. Мы тут же перевернули её на живот. Пашка коленом раздвинул ей ноги, запустил руку вниз ей между ног и, упёршись ладонью в лобок, рывком поставил её раком.

-Славка, твоя очередь, - шлёпнул он её по ягодице.

Славка мгновенно оказался сзади неё и неумело засуетился, пытаясь ей засунуть.

У него не получалось. Маргарита Станиславовна, стоя на четвереньках, сама, запустив руку себе между ног, поймала его член и направила в себя.

-Их! –Славка резко вошёл в неё.

-О-о-ох! –выдохнув со стоном, она упала на локти. Славка, как заведённый, быстро быстро задвигался, прижимаясь к её ягодицам.

-Ох! –Ох! –опять застонала она, забилась всем телом. Задвигала своими широченными бёдрами, пятясь назад и пытаясь плотнее насадить себя на Славкин член. А он двигался всё быстрее и быстрее. Она рвалась из стороны в сторону. Её огромные сиськи беспорядочно болтались, шлёпаясь между собой. Славка и не собирался униматься. Нам показалось, что на нём она кончила несколько раз. Наконец, и он оставил её.

Маргарита Станиславовна тяжело дышала, продолжая стоять раком с широко расставленными бёдрами.

-Константин, ты чего? –повернулся Пашка.

-Ребята, не получится у меня, -послышался в ответ срывающийся шёпот.

-Давай! –подтолкнул его Пашка.

С Костей была целая история. Этот очкарик и зубрила, маленький и худющий имел колоссальный член. Мы все восхищались, когда иногда заставляли Костю показывать нам его. Костин член невозможно было обхватить пальцами одной руки. А когда в возбуждённом состоянии он его клал на тетрадный лист, то головка свешивалась с другой стороны листа. Вдобавок на головке сидела огромная бородавка. Костя жутко комплексовал по этому поводу. Но Пашка говорил, что это – супер!

-Давай! –ещё решительнее подтолкнул его Пашка.

-Костя! Да, -каким- то тоненьким голоском сама жалобно попросила Маргарита Станиславовна. Костя, опёршись одной рукой на её ягодицу, другой, придерживая своего монстра, долго водил им ей по промежности, отыскивая истекающий вход. Он весь подобрался, порывисто сжал ладонями её за бока, видимо, наконец, решившись. У него даже очки запотели.

Он встрепенулся, слегка надавив. Маргарита Станиславовна испуганно замерла, как- то вся насторожившись. Даже не было слышно, как она дышит.

-У-у-ум! –после недолгой паузы, с каким- то надрывным мычанием, Костя влупил ей на всю длину своего огромного члена.

-Ы-ы-а-а-а! –даже не закричала, завыла она, обрушившись своими тяжёлыми сиськами на траву. Задрожала всем телом, судорожно выгибая спину. Забилась в истерике.

-Держите её! –закричал Пашка. И мы все снова набросились на неё. На этот раз справиться оказалось не просто. Я обнял её за шею, стараясь удержать голову.

-У-у-ум! –снова засадил ей Костя.

-Костенька! Миленький! Мальчики! –бессвязно кричала она, пытаясь вырваться.

Её голова металась из стороны в сторону, хлестая меня по рукам прядями волос. Я видел её обезумевшие глаза, широко раскрытый ревущий рот.

-Надо сделать ей больно, чтобы в себя пришла! –кричал Пашка, с силой тиская ей сиськи. Её начали звонко шлёпать по ягодицам.

-У-у-ум! –раз за разом продолжал засовывать ей Костя.

-Ы-ы-а-а-а! –ревела она на весь лес, продолжая рваться всем телом. Нам стоило большого труда удер
жать её. Но самое страшное наступило, когда Костя стал кончать в неё. Ещё бы немного и она просто раскидала бы всех нас.

Последний оргазм у неё по видимому был самым глубоким. Она всё никак не могла успокоиться. Мы сидели вокруг и смотрели, как она ёрзает животом по траве. Не в силах отдышаться, вздрагивает, извиваясь всем телом. Потом затихла. Дыхание её стало ровнее.

Маргарита Станиславовна долго лежала, распластавшись на траве. Мы, не шелохнувшись, сидели вокруг.

Через какое- то время она резко поднялась и пошла к озеру. Прыгнув, сразу погрузилась в воду с головой. Потом вынырнула и стала шумно плескаться.

Мы быстро оделись, пока она купалась, и молча ждали её на берегу. Наконец, она вышла из воды и направилась к своей одежде. Не обращая на нас никакого внимания, она неспеша натянула на свои широченные бёдра трусики. Накинула на себя лифчик, вывернув руки, застегнула на спине крючки и заправила тяжёлые груди. Долго возилась со спортивным костюмом. Потом уселась и поочереди стала надевать кроссовки. Мы молча наблюдали за ней. А она, не взглянув на нас, по прежнему не проронив ни слова, поднялась и пошла к лагерю. Мы побрели за ней.

-Огонь погас, -когда пришли, как- то отрешенно проронила она, усаживаясь на бревно. Мы, перегоняя друг друга, засуетились, раздувая угли и подбрасывая дрова.

Она неподвижно сидела, глядя на разгоравшийся огонь. Из леса послышались голоса.Это все шумной толпой возвращались с танцев. Вскоре лагерь наполнился смехом и криками…

Мы ещё больше месяца прожили в лагере. Маргарита Станиславовна ни разу не подала вида, что помнит о том, что случилось на берегу озера. Не было от неё ни единого намёка. А мы пятеро стали самыми послушными воспитанниками нашей командирши. Уважительно называли её Маргаритой Станиславовной. И никому в отряде даже за глаза не позволяли звать её Риткой. Правда, иногда по ночам, Костик стал пропадать куда- то. Но, сколько мы его не пытали, он ни разу не признался, где бывает.

До конца лета я успел трахнуть двух девчонок из нашего отряда. Кстати, на прощальном костре они передрались из- за меня. Но это было всё не то. Прошло уже много времени, а я до сих пор вспоминаю широко раскрытые обезумевшие глаза Маргариты Станиславовны тогда ночью, на берегу озера.

 +4 



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.