» » Пошли в бассейн

Пошли в бассейн


Ой, как мне не хотелось идти, но, утешая себя тем, что после бассейна, я займусь ничего не деланием, отправился на улицу.

Погода была отличная, а до единственного в нашем городе открытого бассейна было достаточно близко. Я специально не стал брать сегодня машину, чтобы не ограничивать себя, в случае чего. Прогуливаясь до места назначения, я смотрел на проходящих мимо меня людей, на их лицах играли довольные улыбки, я улыбался им в ответ. Вот такое было прекрасное утро.

Когда я заплатил за вход в бассейн, мое настроение было очень хорошим, и быстро оставив все свои вещи в раздевалке, пошел в душ, а оттуда вышел к бассейну.

Окинув взглядом всех немногочисленных в этот ранний час, посетителей, я, не раздумывая, бросился в воду. Она приняла меня в ласковые свои объятья, казалось, что все мои проблемы, которые накопились за прошедшую неделю, исчезли и растворились в воде.

Когда мое первое желание было удовлетворено, я выбрался из воды и устроился на стоящий, на солнышке шезлонг, погреться на солнце, с огромным удовольствием отдавая свое тело солнечным лучам. Посетителей было еще не много, и я с нескрываемым любопытством разглядывал парочку молодых мам, которые играли со своими детьми в отдельно стоящем детском бассейне, но тут мое внимание привлекла ОНА!

Она вышла из дверей и затмила солнечный свет. Небольшого роста, в зеленом бикини, который подчеркивал ее хорошо сложенную фигурку, на ее голове была повязана светлая косынка, а на глазах были надеты большие солнцезащитные очки розового цвета. Ее движения были настолько грациозны, что я залюбовался ей, без зазрения совести. Остановившись около края бассейна, она потянулась, вытягиваясь, ее тело, показалось мне необычайно сильным и красивым. Наверное, я так смотрел на нее, что она улыбнулась, обнажая белоснежные ровные зубки. Потом, стала медленно спускаться в воду, а я уже не мог думать ни о чем на этом свете, наблюдая за ее пластичными движениями.

Когда она вышла из воды, я уже не лежал, а сидел на своем шезлонге, стараясь угадать, куда она направится. К моему счастью, она направилась ко мне. Как я любовался ее плавными движениями, и теперь, когда она подходила, я уже мог рассмотреть ее еще лучше. Стройные ножки, узкие бедра, аппетитная попочка, подтянутый животик, небольшая грудка с торчащими из-под зеленой ткани купальника. Чистая грудка, высокая шейка, на которой гордо покоилась голова. Она грациозно приближалась ко мне.

- Можно я с вами рядом позагораю? - услышал я ее ангельский голосок.

- Конечно можно! - улыбнулся я в ответ на ее вопрос.

Она улеглась на стоящий рядом шезлонг, в лучах солнца капельки воды на ее бархатной коже играли множеством ярких огней. Окончательно ослепляя меня невиданной красотой.

- Как вас зовут? - решившись, спросил я. - Прекрасная незнакомка.

- Настя, - ответила она, приподнимая свои розовые очки и посмотрев на меня большими каре-зелеными глазами. - А вас?

- Антон, - ответил я, чувствуя как тону в ее взгляде.

- Настенька, - я решил не упускать своего шанса. - Может, вы хотите что-нибудь выпить?

- Вы угощаете? - улыбнулась она, и, дождавшись, когда я кивну, попросила коктейль.

Уже через час, мы были друзьями, мы общались так свободно, что мне казалось, что мы знакомы друг с другом очень давно. На столике, который нам вежливо подкатил к шезлонгам официант, стояло несколько пустых бокалов из-под коктейля, распечатанная пачка сигарет и пепельница. Мы купались в прохладной воде бассейна, и казалось, что время вообще не существует для нас.

- Может пойдем куда-нибудь? - предложил я, когда мы в очередной раз вышли из воды.

- Куда? - улыбнулась она.

- Просто погуляем по городу, - ответил я, первое, что пришло мне в голову.

- Пошли, - уверенно ответила она, и, улыбнувшись, продолжила. - Только, как я пойду, у меня купальник мокрый?

- Ты сними его вообще, - пошутил я в ответ. - Иди без него.

Мы встретились у входа в бассейн, она выпорхнула из дверей как птичка. На ней уже не было косынки, ее рыжие волосы были аккуратно собраны в хвостик, на ней был надет легкий розовый, еле прикрывающий ее коленки, сарафан, который очень красиво смотрелся с ее большими очками и туфельками на высоком каблуке, которые еще больше подчеркивали стройность ее ножек. В руках она несла маленькую дамскую сумочку, такого же розового цвета.

- Я готова, - ослепительно улыбнулась она.

- Я тоже, - улыбнулся я, в ответ на ее улыбку, и протянул ей руку.

Мы шли по тенистой аллее, держась за руки, и болтали о разных глупостях. Она была такая необыкновенная, что я старался не отпускать ее руку, сверху глядя на нее с нескрываемым восторгом. Из-за того, что она была намного ниже меня, мне иногда удавалось увидеть ее грудку, в разрезе сарафанчика, она была великолепна, упругая, чистая с розовыми сосочками. Мне показалось, что она заметила мой жадный взгляд, но не показала никакого вида, только на ее губах заиграла хитрая улыбка. Неожиданно ее внимание привлекла несуразная, явно выполненная от руки, неизвестного художника-самоучки, афиша около небольшого кинотеатра.

- Пошли в кино! - резко предложила она и потянула меня к входу в кинотеатр.

- Пошли, - согласился я, хотя этот фильм видел еще много лет назад.

Мы вошли в холл, касса уже не работала, фильм шел уже минут сорок, но когда я протянул сотенную купюру бабульке, которая скучала около входа в фойе, мы беспрепятственно оказались внутри. Бабулька догнала нас у входа в зрительный зал и предложила посадить нас в отдельной лодже, которая по ее словам была совершенно пуста. Мы последовали за ней, по дороге она объяснила, что она не хочет, чтобы нас видела администратор. Открыв нам дверь, она попросила, чтобы мы закрылись изнутри. Как и во всех старых кинотеатрах, за этой дверью были повешены большие тяжелые черные портьеры, Настенька шагнула в темноту лоджи, а я, поблагодарив бабульку, которая была на седьмом небе от счастья, зашел в дверь и закрыл ее за собой на щеколду. Вокруг меня была кромешная тьма, и, повернувшись, я неожиданно налетел на Настю, которая стояла, просунув свою головку между портьер, и смотрела в зрительный зал. Мои руки неожиданно, легли на ее талию, я замер, ожидая ее реакции. Настенька повернулась ко мне, я почувствовал, как ее дыхание коснулась моих губ, как трепещет в моих руках ее тело. Наши губы соединились, сколько нежности было в этом безумстве, сколько жадности было в нас обоих.

Когда ее руки легли на мою шею, и послышался звук падающей на пол сумочки, я как обезумевший сжимал ее невесомое тело в своих объятьях, а когда моя рука стала проникать под ее сарафан, я почувствовал, что она без трусиков. Мой дружок рвался из тесных штанов, она чувствовала это, и ее трясло от возбуждения, она стала посасывать мой язык, который я засунул в ее горячий ротик.

Опустив вторую руку на ее попочку, первой я проник в самое заветное место, ощущая, как она оттопырила ее, пропуская меня глубже. Она была сильно возбуждена, нежные губки ее щелочки были мокрыми, и трепетали под моими пальцами.

Она оторвалась от моих губ, немного отстранилась от меня, и я почувствовал, как ее руки стали освобождать из плена моих штанов моего дружка, а когда он вырвался на свободу, она прижалась ко мне и прошептала:

- Прямо здесь!

Я поцеловал ее в губы, но она выскользнула из моих объятий и повернулась ко мне спиной, прижимаясь своей попкой к торчащему члену. Я не заставил себя ждать, повернув ее лицом к двери, стал задирать ее сарафан, она широко расставила свои ножки и прогнулась. Когда мой член коснулся лепестков ее трепещущего цветочка и стал погружаться в горячую щелочку, она тихонько охнула. Ее дырочка была очень узкой, и для того, чтобы войти в нее, я положил свои руки на ее крутые бедра и надавил своим членом. Он стал с трудом входить в нее, раздвигая стеночки, как мне показалось, девственного влагалища. Я чувствовал каждую складочку ее бархатной трубочки, ее трясло от восторга, а когда я был в ней полностью, остановился, и мои руки стали ласкать через тонкую ткань сарафана ее груди. Когда я продолжил движение, из ее груди вырвался протяжный стон, и чтобы не привлекать внимания всего зрительного зала мне пришлось одной рукой зажать ей рот, она тут же вцепилась зубками в мою ладонь. Меня это только подтолкнуло к еще более резким движения. Настина попочка ожила, она двигалась навстречу моему, проникающему в нее члену, ее дырочка трепетала, стеночки стали хаотично сокращаться, и через минуту она больно укусив меня, бурно кончила, ее тело тряслось в экстазе, но я не останавливался, продолжая насаживать ее на себя. Когда, еще через минуту, она кончала во второй раз, я был уже на грани, она почувствовала это, и, соскочив с моего члена, быстро повернулась и опустилась передо мною на колени. Как только ее жадные губки сомкнулись на головке моего члена, я стал разряжаться своим семенем. Густые струи спермы хлынули в ее горячий ротик, она сглатывала ее, крепко прижимая меня к себе, а когда я, закончив наполнять ее рот спермой, поднял ее на ноги и поцеловал, очень жадно ответила на мой поцелуй.

Еще несколько минут мы стояли в кромешной тьме, прижавшись, друг к другу. После чего, обнявшись, вошли на лоджию, но фильм уже подходил к концу, и, поправив одежду, мы вышли и пошли на выход.

Молча улыбаясь, мы оказались на улице. Неожиданно приступ смеха напал на Настю.

- Посмотри на свои штаны, - звонко засмеялась она.

На светлой ткани моих брюк расплывалось большое темное мокрое пятно, я поднял на нее удивленные глаза, она прижалась ко мне и прошептала:

- Быстро ко мне! - ее глаза блестели огнем. - А то сейчас засохнет!

Когда мы повернули в безлюдную подворотню, а затем вошли в темный прохладный подъезд, она остановилась и резко повернулась ко мне.

- Я хочу еще! - улыбнулась она. - Пошли быстрее!

- А где твои трусики? - неожиданно для себя самого спросил я.

- А ты хочешь их померить? - засмеялась она, взбегая по высоким ступеням.

- Нет, - ответил я. - Я хочу, чтобы ты вообще их не носила, - и, поймав подол ее сарафана, остановил ее движение, задирая ее вверх.

Моему взгляду открылась ее упругая попка, присев, я поцеловал ее, Настя поняла меня без слов, выгнулась и широко расставила ножки. Внутренняя сторона ее бедер блестела от ее выделений, мой язычок коснулся лепесточков ее щелочки, она затряслась и прогнулась еще больше. Раздвигая руками ее упругие ягодицы, я коснулся пятнышка ее ануса, она громко охнула, и я стал вылизывать его. Какая незадача, сверху послышался звук открываемой двери, мы быстро выпрямились и, схватив меня за руку, Настя потащила меня дальше.

Когда она закрыла за мной входную дверь, я прижал ее к себе. Она внимательно смотрела мне в глаза.

- Ты не забыл, - прошептала она. - На чем ты остановился?

- Нет, - ответил я, целуя ее податливые губы.

Она стала срывать с меня одежду, а когда я остался стоять перед ней совершенно голый, она одним движением освободилась от своего сарафана, перешагнула его и, взяв меня за руку, повела в комнату. Подойдя к разложенному дивану, я остановил ее, она остановилась, стоя спиной ко мне. Опускаясь перед ней на колени, я стал медленно покрывать ее спину поцелуями, а когда мои губы коснулись ее попки, она нагнулась и поставила свои колени на край дивана. Ее попочка манила меня к себе, и, проведя своим языком от ее набухшего от возбуждения клитора до ануса, я остановился на нем, стараясь вылизать каждый миллиметр этой нежной темно розовой дырочки. Настенька задыхалась от возбуждения, ее половые губки сочились соком, а спинка все больше и больше прогибалась.

- Хочу! - задыхаясь, прокричала она. - Давай же скорее!

Выпрямившись, я уткнулся членом в ее сокровище, теперь он проник в ее сочащееся влагалище без труда, она громко охнула и опустила свою голову на согнутые в локтях руки. После нескольких глубоких проникновений, она застонала.

- Антошенька! - взмолилась она. - В попочку! Скорее...

Я вышел из ее пульсирующего влагалища, и стал давить на анус, вскоре головка скрылась в ней, Настя напряглась, а после того, как я, взяв ее руками за узкую талию и сильно уперся пальцами ей в бока, она вскрикнула, расслабляя ее и напрягаясь в другом месте. Я воспользовался этой ситуацией и вогнал член ей в попку.

- Мамочки! - взмолилась она, чувствуя в себе мой член. - Ааааа!

Но я уже не мог остановиться, сначала очень осторожно, а потом, более интенсивно всаживая своего друга ей в прямую кишку. Она металась, извивалась, стонала, кричала, но я был неумолим. Когда я был в нескольких шагах от оргазма, я отпустил ее многострадальную попочку, и перевернул ее на спину. Быстро взобравшись на диван, я уселся над ее лицом, уткнувшись членом в ее губки. Настенька открыла ротик и приняла в него всю сперму, которая вырвалась из моего члена. Настенька с трудом успевала сглатывать, но в ее широко открытых глазах играл победный огонь, она была в восторге оттого, что с ней происходило.

Я улегся рядом с ней, она как кошка облизывала свои губы и щурилась от удовольствия, выражение ее красивого лица было такое милое, что я не выдержал и стал осыпать его поцелуями. Она сжалась, когда я оказался на ней сверху, но когда моя коленка уперлась между ее ног, она послушно их раздвинула, пропуская меня между них. Чувствуя на ее губах вкус своей спермы, я стал медленно входить в ее щелочку, Настенька изогнулась и двинула своими бедрами ко мне на встречу, из-за этого я очень резко вошел на всю длину. Ее глаза закрылись, а руки с силой прижали меня к себе. Теперь, в горизонтальном положении, я стал очень сильно и, в то же время, очень нежно входить и выходить из ее узкой, трепещущей дырочки. Она оторвалась от моих губ, комнату наполнил протяжный долгий стон, она металась подо мною, царапая своими острыми ноготочками, мою спину. Ее стоны постепенно перешли в громкий, протяжный крик, она кончала очень бурно, а оттого, что ее дырочка стала сильно сокращаться, то, обхватывая мой член в своих объятьях, то, позволяя ему еще глубже проникнуть внутрь, я был уже на грани. Последней каплей послужило то, что, практически вытащив из ее влагалища свой член, я попытался вернуть его обратно, но в тот самый момент, когда моя головка стала входить в нее обратно, ее мышцы сжались с такой силой, что у меня помутнело в глазах от восторга. С силой, проталкивая его внутрь, я закричал, и поток моей спермы ударил из моего члена. Чувствуя, как ее заполняет мое семя, Настенька закричала в унисон со мной, наши крики слились в один, и сознание покинуло нас.

Когда я открыл глаза, Настя курила, на ее лице поселилась улыбка, такая же красивая, как в бассейне, но теперь я обнаружил, что на ее пухленьких щечках появились очень сексуальные ямочки.

- Ты, как? - первым делом спросил я.

- Ой! - засмеялась она, выпуская из своего ротика тонкую струйку дыма. - Как я? Да, супер!

- Ты так кричала.

- Да, не переживай, - прислонившись своей щекой к моей груди, ответила Настенька. - Они уже привыкли, - и немного помолчав, добавила. - Я тут знаешь, как кричу, когда сама себя удовлетворяю.

- Как это? - недоуменно спросил я.

Настенька затушила свою сигарету в пепельнице и, повернувшись ко мне, внимательно посмотрела мне в глаза. В ее глазах блеснула досада, она немного помолчала, и нервно схватив пачку, достала еще одну сигарету.

- Понимаешь, - прикурив, и тут же затушив в пепельнице сигарету, начала она. - Ты, единственный мужчина, которой взял меня по моему желанию, - в ее глазах стояли слезы. - С тех самых пор, как меня силой взяли одни подонки.

Я поднялся и прижал ее к себе, она тряслась как осиновый лист, по ее щекам покатились слезы.

- Ты, - умоляюще посмотрела она в мои глаза. - Ты, останешься со мной?

Вместо ответа я нежно поцеловал ее приоткрытые губы, она с готовностью и, как мне показалось, с огромным облегчением, ответила на мой поцелуй. Она улыбнулась, по-детски, кулачками вытерла слезы, поцеловала меня в нос и повалила меня на спину.

- Теперь я тебя буду мучить, - заигрывающее прошептала она, наклонившись надо мной. - Ты мой! Ты, даже представить себе не можешь, что сейчас я буду с тобой делать.

- Я тебя уже боюсь! - засмеялся я. - Ты, наверное, меня изнасилуешь?

Вместо ответа, она стала осыпать мое лицо поцелуями, ее тело сотрясалось от дикого возбуждения, а когда я попытался перехватить инициативу в свои руки, она, неожиданно, остановилась и, посмотрев на меня своими огромными каре-зелеными глазищами, сказала:

- Я сама!

И, с улыбкой, продолжила. Ее нежные губки не оставляли без внимания ни одного миллиметра моего тела, шея, грудь, особенно ей понравилось зарываться лицом в мой растительности на груди, потом ее проворный язычок стал играть с моими сосками. Такого удовольствия я еще не разу не испытывал, поэтому, я полностью расслабился, и полностью отдался в ее власть. Наигравшись с моими сосками, и доведя меня тем самым до полуобморочного состояния, Настенька двинулась дальше. Немного задержавшись на моем животе, ее губы двинулись дальше. Меня уже трясло от удовольствия и дикого возбуждения, а когда я почувствовал ее дыхание на своем, уже жаждущем продолжения члене, из моей груди вырвался стон. Да, я громко стонал, не скрывая своих чувств.

Я почувствовал, как Настенька улыбнулась, прежде чем, ее губки сомкнулись на моей головке. С каким восторгом, я отреагировал на это, я завыл, мое тело затряслось, а она только подливала масла в огонь. Ее горячий ротик с такой жадностью поглощал мою плоть, язычок с такой скоростью игрался с моим жезлом, что я уже через минуту был готов к оргазму, а еще через мгновение, когда она с силой принялась всасывать в себя головку моего члена, я с диким рычанием излился в нее. Настя с трудом справлялась с потоком, который извергался из меня, старалась не упустить ни одной драгоценной капли.

Когда ко мне вернулась способность мыслить, Настя продолжала свои движения, не давая моему члену опасть, теперь ее движения были более нежными и в то же время смелыми, она легонько касалась моей головки своими остренькими зубками. Для меня это ощущение было совершенно новым, но оно мне несказанно нравилось. Ее верткий язычок иногда касался уздечки моего члена, вызывая у меня стоны, но она оторвалась от него, и ее губы стали возвращаться к моему лицу. Когда они, наконец-то, достигли моих губ, я с жадностью ответил ей, на этот раз она не стала сопротивляться. Ее ножки расположились по бокам моего распластанного на диване тела, а ее мокрые и теплые лепесточки цветочка, коснулись ствола моего члена. Я почувствовал, как она вздрогнула, когда ее напряженный бугорок клитора, расположенный между двух этих лепесточков, прижался к моей тверди, Настенька, которую я уже с силой прижимал к себе, стала легонько двигать своими бедрами, стараясь провести клитором по всей его длине. Она от удовольствия стала покусывать мой язык, выгнулась и с силой прижала свою горячую щелочку к моему члену, двинула бедрами и когда ее мокренькая дырочка оказалась на моей головке, еще сильнее надавила на нее, я напряг свой орган и почувствовал, как он стал погружаться внутрь. Настенька оторвалась от моих губ и выпрямилась, теперь она имела полную свободу действий, насаживаясь на него. Закатив от наслаждения свои глазки, она стонала от каждого моего движения в ней, а когда я стал мять ее небольшую упругую грудку, она уже плохо себя контролировала. Ее тело покрылось мурашками, стоны переросли в громкий крик, ее тело несколько раз дернулось, и она обессилено повалилась на меня.

Успокоившись, она быстро взяла себя в руки, и, заявив мне с улыбкой, что так не честно, стала сползать с моего члена, который так и оставался в ее горячем влагалище. Теперь она присела над ним, и, придерживая его рукой, стала направлять его в свою попочку. Я с наслаждением наблюдал за ее движениями, ее гладко выбритый лобок, набухший бугорок клитора, нежные губки ее щелочки и еще не успевшая до конца закрыться дырочка влагалища, довели меня до безумного состояния, а когда мой член, сантиметр за сантиметром, стал скрываться в ее очень узкой попочке, я обезумел окончательно. Она громко охнула, когда ее ягодицы коснулись меня, а член полностью погрузился в ее прямую кишку, ее руки уперлись в диван, а бедра стали двигаться. Я не смог продержаться и двух минут, схватив ее за талию, я с силой насадил ее на свой член и стал двигать ее из стороны в сторону, по направлению к себе.




Мы закричали одновременно, я оттого, что на меня нахлынул очередной оргазм, и поток спермы ударил ей в прямую кишку, а она оттого, что горячая струя моей спермы стала наполнять ее.

После этого она с трудом сползла с меня и совершенно обессиленная, молча, повалилась в мои объятия, на ее красивом лице играла счастливая улыбка. Я с нежностью гладил ее по рыжим волосам, сначала она улыбалась, привлекая и возбуждая меня своими ямочками на пухленьких щечках, а потом, ее глаза закрылись, и она уснула. Я поцеловал ее в носик и крепко обняв, уснул вместе с ней. Открыв глаза, я понял, что Настенька еще спит, выражение ее лица было ангельским. Аккуратно повернув ее на диван, и стал покрывать поцелуями ее грудь, обрабатывая язычком каждый ее сосочек. Под моими ласками они стали твердеть, а ее ротик приоткрылся. Когда мои губы, миновав ее животик, оказались на ее гладко выбритом лобочке, я почувствовал, как ее дыхание участилось, а по телу пробежала легкая дрожь. Мой подбородок стал упираться между ее ножек, которые моментально стали раздвигаться в стороны, пропуская меня к заветному цветку, но эти движения были очень медленными, и поэтому я стал помогать ей руками. Вскоре, ее ножки были широко расставлены в стороны и согнуты в коленях, а мой язычок коснулся ее нежных лепестков. Вдыхая возбуждающий аромат, я принялся ласкать это сокровище, сначала проводя языком по всей длине ее набухающих от возбуждения губок, а потом, уже все чаще и чаще, останавливаясь на бугорочке клитора, который моментально затвердел, и из груди Настеньки вырвался слабый, еле слышный стон. Ее руки легли на мою голову, а бедра ожили и двинулись мне на встречу. Прикосновение ее рук, только подхлестнули меня, я стал немного посасывать ее клитор, это вызвало у нее восторг, а когда я остановился, она, задыхаясь от удовольствия, попросила меня не останавливаться. Продолжая посасывать ее клитор, я ощущал, как Настенька извивается всем телом, прижимая мою голову к себе все сильнее и сильнее, и уже через минуту, она замерла, и после недолгой паузы, из ее груди вырвался громкий, протяжный крик, ее бедра несколько раз сильно дернулись, и из ее влагалища выплеснулась густая, прозрачная жидкость, орошая мой подбородок.

Поднявшись, я уперся своим, уже давно просящимся к ней, членом в ее цветочек, и, закинув ее ножки себе на плечи, надавил на него. Ее лепесточки, как мне показалось, с жадностью приняли мою плоть, плотно обнимая ее со всех сторон. Я медленно погружал свой член в ее горячую, узкую дырочку, вызывая восторг у Насти. Когда я полностью оказался в ней, ее трубочка трепетала, стеночки влагалища дрожали, доставляя мне неописуемое удовольствие. Ее голова была запрокинута назад, ротик приоткрыт, но единственное, что слетало с ее нежных губ, был немой крик, а руки комкали покрывало. Раздвинув ее ножки еще шире и прижав руками их к ней, я стал резко двигаться, стараясь как можно глубже войти в нее. Настенька закричала от восторга, ее руки стали помогать мне, прижимать свои же ноги к себе, но эта поза показалась мне не совсем удобной, и я, отпустив ее ножки, продолжая глубоко входить в нее, наклонился и стал целовать ее шею. Настя задыхалась от наслаждения, но я был неумолим, мой член буравил ее дырочку до самого основания, упираясь во что-то внутри ее. Ее бедра двигались мне на встречу, в ее движениях было столько страсти, что уже через минуту, я был на миллиметр от оргазма. Поймав своими губами ее губы, мы слились в страстном поцелуе, ее руки обняли мою шею, и я, издавая какие-то нечленораздельные звуки, больше не контролируя себя, принялся наполнять ее бархатную трубочку влагалища своей спермой. Когда первая струя густой спермы ударила ей внутрь, Настенька сильно затряслась, оторвалась от моих губ и стала кричать, все сильнее и сильнее прижимая меня к себе, а ее бедра стали еще сильнее двигаться мне навстречу, тем самым, заставляя меня все больше и больше наполнять ее и без того, горячее и влажное влагалище своей спермой.

Минут десять мы без чувств пролежали, крепко обнимая друг друга, наконец, наши губы нашли друг друга. И только после долгого страстного поцелуя, в который Настенька, да, впрочем, и я тоже, вложила все свою нежность и страсть, она оторвалась от них, и, зажмурив глаза, сладко потянулась.

- Ты сумасшедший! - нежно улыбнулась она, ее ямочки на щечках, заставили еще раз поцеловать ее. - Ты чуть меня не порвал пополам.

- Тебе было больно? - спросил я, отрываясь от ее щечек.

- Дурачок! - ответила она и засмеялась, поцеловав меня в нос. - Это было так... - она замолчала, и через некоторое время продолжила. - Так, как еще никогда не было.

Мы молча пролежали еще минут десять, я так и оставался сверху, не вынимая из ее норки, уже обмякший член, нам было очень хорошо, казалось, что время нас совершенно не касается, но Настенька неожиданно опомнилась.

- Зай! - округлила она глаза. - Уже вечер, давай поедим?

Я кивнул, и с огромной неохотой поднялся. Настя встала с дивана и неуверенной походкой отправилась на кухню, а по внутренней стороне ее стройных ножек текла моя сперма, она посмотрела на эти матовые струи, потом посмотрела на меня и, улыбнувшись, погрозила мне пальчиком.

- Мало, - засмеялась она, в ответ на мои округлившиеся глаза. - Хочу, чтобы за мной на полу оставался след от тебя - и скрылась в дверном проеме.

С кухни раздавались какие-то звуки, Настенька что-то готовила, а я нежился на диване, ощущая, как снова возбуждаюсь, как только представлю ее складную фигурку и нежные губки. Резко встав, я отправился к ней, она собирала на стол, а на плите в сковороде жарилась яичница. Уловив этот запах, я вспомнил, что не ел целую вечность и на меня навалился голод.

- Садись, - не оборачиваясь ко мне, сказала Настя. - Сейчас все будет готово.

- Я сейчас! - ответил я, и направился в комнату.

Быстро одевшись, я мигом выскочил из квартиры, меня посетила мысль, что немного вина нам сейчас не помешает, а когда мы шли к ней, я заметил магазин, расположенный в ее доме, вот туда я отправился, под удивленным взглядом Насти, которая так и не успела ничего у меня спросить.

- Дурак! - первое, что она сказала, когда я появился в дверях. - Ты меня напугал.

- Я решил, что это надо отпраздновать! - поцеловал ее в губки, и достал из-за спины две бутылки красного вина. - Неужели, ты так не считаешь?

Она обняла меня и крепко поцеловала, после чего я последовал за ней на кухню, где на столе был собран незатейливый ужин.

Поедая все, что она мне подкладывала, и постоянно подливая в бокалы вино, мы весело сидели за столом, а когда все было съедено, и в углу, около стола стояла одна опустевшая бутылка, нас потянуло на откровения. Взяв с собой оставшуюся бутылку и бокалы, мы перешли в комнату, где Настенька, осмотрев меня, блестящими от выпитого вина глазами, нежно улыбнулась и стала раздевать меня, сославшись на то, что она голенькая и хочет видеть меня таким же. Ее нежные ручки так быстро и возбуждающе раздели меня, что когда я перешагнул через свои плавки, был готов, практически на все. Мой член уже торчал как хороший телеграфный столб, что вызвало у нее хитрую улыбку, и она, отпив из бокала вино, опустилась передо мной на коленки.

Я так и застыл, держа в руках бокал с вином и открытую бутылку, ее губки так жадно сомкнулись на головке моего члена, что у меня перехватило дыхание, а когда она с силой всосала его в свой жадный ротик, практически полностью, из моей груди вырвался стон. Услышав его, Настя еще активнее принялась работать своим язычком, придерживая меня свободной рукой за ягодицы. Она делала это так умело, что уже через минуту, я зарычал, но Настя, неожиданно для меня, выпустила мой член из своего жадного ротика, и принялась помогать мне ручкой. Я с удивлением посмотрел на нее, на ее лице играла хитрая улыбка, она так нежно и в то же время крепко двигала своей ручкой, что я не смог удержаться и...

Когда из меня хлынула сперма, Настя уже подставила свой бокал, и несколько матово белых струй оказались в нем, причудливым образом смешиваясь с красным вином, она же только усилила свои движения, выжимая из моего члена все, до последней капли. Когда я перестал рычать от удовольствия, она посмотрела на меня искрящимися от восторга глазами, погрузила в бокал мой многострадальный член и стала, как ложкой, перемешивать вино с моей спермой. Потом, опять широко улыбнулась, вытащила его из бокала и облизала его, с таким удовольствием, что я чуть не потерял сознание. Когда я пришел в себя, от этого дикого оргазма, мои ноги с трудом держали меня, и неуверенно шагнув к дивану, я сел на него, стараясь не разлить остатки вина. Настенька продолжала стоять на коленях, на ее лице было столько удовольствия, она зажмурилась и выпила содержимое бокала, облизывала свои губы, в этот момент она напоминала мне маленького котенка.

- Какой ты сладкий! - услышал я ее голосок.

- А ты жадная, - показал я ей язык. - Всего меня выпила.

- Еще не всего, - засмеялась она. - Но все еще впереди!

Настя, по-кошачьи, выгибая спину, на четвереньках направилась ко мне, поставив пустой бокал на пол. - Я хочу твой язык!

- Где ты его хочешь? - игриво спросил ее я.

- Везде! - она зажмурилась от предвкушения, по ее изящному телу пробежала дрожь.

Когда она подползла ко мне и уткнулась своим лицом мне между ног, я почувствовал, как ее жадные губки вновь коснулись меня, но я, поставив бокал на пол, взял ее голову руками и приподнял ее лицо к себе. Наши губы встретились в страстном поцелуе, ее руки обвили мое тело, и она повалила меня на спину, а когда я уже лежал, Настенька двинулась в обратном направлении. Я попытался остановить ее, но она только отмахнулась от меня рукой, насаживаясь на мой еще не совсем уверенный член своим горячим ротиком, единственное, что я успел сделать, это поймать руками ее бедра и повернуть ее к себе. Когда ее попочка была над моим лицом, я увидел, что на внутренней стороне ее ножек были уже засохшие следы потеков спермы. Коснувшись ее щелочки своим язычком, я ощутил вкус ее соков вперемежку со вкусом своей же собственного семени. Неожиданно, меня это возбудило еще больше, и, раздвигая руками ее губки и ягодицы, я принялся погружать свой язык в ее дырочку. По реакции Насти и по тому, как она стала еще более активно насаживаться своим ротиком на мой член, я понял, что это ей очень нравится, а когда она стала издавать нечленораздельные звуки, я окончательно убедился, что я двигаюсь в нужном направлении, и решил разнообразить ласки.

Смочив палец в ее соке, который обильно выделялся из ее щелочки, я стал массировать ее анус, на мгновение она сжалась, но тут же расслабилась, а когда я приостановил свои ласки ее попочки, она вильнула бедрами, я уже смело стал вводить свой палец в ее прямую кишку. Настенька изогнулась еще больше, а я стал посасывать ее клитор, одной рукой я ласкал ее анус, другой, хотя это было не совсем удобно, дотянулся до входа в ее узкое влагалище и стал массировать его вход. Реакция не заставила себя ждать, Настя извивалась всем телом, но не выпускала изо рта мой член, и еще, она старалась не двигать своей попочкой, чтобы я не прекращал своих движений, ее ноготочки впились в мои ноги. Она так сильно засосала своими губами головку моего члена, что я оторвался от ее клитора, закричал и стал кончать, а Настя насадилась до самого упора на мой член и продолжала всасывать его с огромной силой. Хорошо, что я уже не мог больше наполнить ее большим количеством спермы, а то бы она, наверное, захлебнулась, мне показалось, что она протиснула его в свое горло. Когда я закончил извергаться в ее ротик, несколько секунд передохнул и быстро перевернул ее на спину, ее глаза были закрыты от наслаждения, она отдалась мне полностью, ее прекрасное тело лежало передо мной совершенно обессиленное и готовое к любым моим действиям. Надо признаться, что я довольно сильно устал, эта ненасытная кошка выжала меня как лимон, но я хотел ее, хотел, как еще никогда никого не хотел.

Мысль пришла мне в голову молниеносно. Широко раздвинув ее стройные ножки в стороны, я положил ладонь левой руки на ее гладко выбритый лобок, а большим пальцем прижал ее клитор, она встрепенулась, и из ее груди вырвался слабый стон. Затем, двумя пальцами правой руки я вошел в ее хорошо смазанную дырочку влагалища. Настенька вскрикнула и двинула бедрами им на встречу, но я, левой рукой прижал ее так, что она не смогла двигаться. Теперь я взял на себя активную роль, вытащив пальцы из ее влагалища, я стал проникать в ее попочку, сначала один, а следом и второй палец оказался в ее прямой кишке, а когда она стала громко стонать, большой палец правой руки вошел и в ее влагалище. Чувствуя тонкую нежную перегородочку, которая отделяла мой большой палец от двух других, которые находились в ее попочке, я стал медленно двигать ими. Настя уже кричала от восторга, она извивалась, комкала руками покрывало дивана, хватала открытым ртом воздух, но я неумолимо продолжал свои движения, прижимая левой рукой ее бедра к дивану и играя и ее клитором. Один за другим не нее накатывал оргазм, уже после второго, Настенька перестала кричать, из ее открытого рта вырывался немой крик, а когда она кончила в пятый раз, ее глаза широко открылись, она громко крикнула:

- Мамочка!

Сильно дернулась и после шестого оргазма потеряла сознание, выплеснув на мою руку большое количество густой жидкости. Она лежала на диване, широко раскинув свои ножки в стороны, на покрывале расплывалось большое темное пятно от ее сока, а я улегся около нее и смотрел на ее ангельское личико, рукой поглаживая ее упругую грудку с торчащими сосочками, ощущая свежесть ее нежной кожи. Потом встал, подобрал с пола бокалы, взял бутылку и наполнил их вином. Минут через десять, когда Настенька пришла в себя, она открыла свои глазки, и когда я протянул ей бокал с вином, вытянулась в струнку, сладко потянулась, широко улыбнулась, вскочила как сумасшедшая и бросилась меня целовать. Ее губы покрывали меня поцелуями, она вела себя как ребенок, который не знает, как еще выразить свою любовь, а потом уселась, скрестив свои ножки, и взяла бокал, который я ей протягивал.

- Ну, и как ты? - спросил я. - А то я испугался, когда ты отключилась!

- Это было нечто! - улыбаясь и отпив из бокала вино, ответила она. - Я даже не поняла, сколько раз я кончила, так быстро у тебя это получалось.

- Да? - засмеялся я. - А я думал, что это получалось у тебя!

- Я тебя безумно хочу! - закатила она свои каре-зеленые глаза. - У меня там все так и зудит.

- Ну, хоть немножко, дай мне передохнуть! - взмолился я. - Ты лучше расскажи, почему ты себя сама удовлетворяешь? Ты же такая жадная до секса!

- Вот по этому и сама себя - ответила Настенька, я заметил в ее глазах грусть, хотя она улыбалась. - Я пробовала несколько раз минет, когда еще была девственницей, мне ужасно понравилось, но когда меня взяли силой - улыбка сползла с ее лица, она залпом выпила весь бокал. - Представляешь, напоили какой-то гадостью, а потом... Их было много. Я вообще, боялась завязывать с кем либо близкие отношения, просто боялась и все! Но теперь появился ты! - Она улыбнулась. - А до этого сама себя, представляешь, по несколько раз на дню! Даже пальчики не могли двигаться, но это не главное. Главное, - она смущенно улыбнулась, - что я уже несколько раз пробовала с девушками.

- И как? - не удержался я от вопроса, подливая в ее бокал вина.

- Ну! - она хитро посмотрела на меня, улыбнулась, и продолжила. - Лучше, чем сама с собой.

- Расскажешь? - подвинулся я к ней, и обнял ее за плечи. - Мне ужасно интересно!

- Хитренький какой! - засмеялась Настя. - Так я тебе все свои секреты расскажу!

- Ну, Зайка! - стал я упрашивать ее, и нежно взял своими губами мочку ее ушка. - Ну, пожалуйста!

- Ладно! - ответила она, и прижалась ко мне. - Где-то неделю назад... Точно, в ту субботу, мы с подругой - Ленкой, гуляли по городу. Заглянули в какое-то кафе и напились шампанского. Напились хорошо, когда выходили оттуда, нас шатало из стороны в сторону. В каком состоянии, сам понимаешь, далеко не уйдешь, поэтому, мы, держась друг за друга, пошли к ней домой. Не знаю, что на меня нашло, но я, зачем-то попросила ее разрешения поцеловать.Как ни странно, она согласилась. Я не думала, что она БИ, у нее есть молодой человек, но не суть, поцелуй получился совсем не такой, какой я ожидала. Он получился такой долгий страстный, что я моментально возбудилась. Когда мы пришли к ней, дома никого не было, мы, хотя были уже никакие, уселись на кухне и продолжили пить. А когда я уже с трудом удерживалась на табуретке, попросила уложить меня спать. Она встала и, шатаясь, отправилась стелить мне пастель, а я в душ. Когда я уже практически засыпала под теплыми струями воды, дверь открылась и вошла Ленка, совершенно голая. Представляешь, как я удивилась, когда она залезла ко мне в ванную и стала меня мыть? Мне было одновременно и стыдно и приятно, а когда она закончила меня намыливать, я уже плохо соображала, что происходит, я была готова на все! Потом, уже я ее мыла, мы прижимались друг к другу, целовались, гладили друг друга.

- Вот бы посмотреть на это?! - вздохнул я.

- Ага, две пьяные не ведают, что творят - улыбнулась Настя, и повернувшись поцеловала меня в губы. - А потом, - продолжила она. - Потом, в комнате... Ей взбрело в голову посмотреть телик. Минут десять она старалась внимательно его смотреть, я уже и не думала, что будет продолжение, даже облегченно вздохнула, но не тут-то было. Ленка забралась на меня и стала нежно целовать, медленно спускаясь к моей груди. Как она это делала. Я чуть с ума не сошла от возбуждения. Потом повалила меня на кровать, и, лаская мою грудь, ручкой стала гладить мне между ног. Я заметила, как напряглись соски, она возбуждалась. - Потом, когда я раздвинула ножки, она так нажала пальчиком на мой клитор, что я кончила. Мне было ужасно стыдно, но я не могла с собой ничего поделать.

Просунув руку под ее рукой, я стал гладить ее грудь, а потом пальчиком стал ласкать ее напряженный сосок, по Настиному телу пробежала дрожь.

- А она тебя ласкала язычком? - спросил я.

- Нет, - улыбнулась она. - Ленка, вообще, очень странно относится к этому, говорит, что даже со своим молодым человеком этим не занимаются. Она, просто, пальчиками меня ласкала, сначала просто терла, а потом уже и засунула пальцы туда, - Настя пальчиком коснулась своего лобка. - Мне и так нравилось, я целых пять раз кончила.

Она закатила свои глаза, когда говорила последнюю фразу.

- А потом? - не унимался я, чувствуя, как наливается мой член.

- А потом, - засмеялась Настя. - Потом, я повалила ее и зацеловала. Но я то очень даже хорошо отношусь к оральному сексу, поэтому, я быстренько присосалась между ее ножек. Когда она начала постанывать, и подмахивала мне, я поняла, что ей это даже очень нравится. Вот тут я и оторвалась, так ее вылизала, что она кончила шесть раз подряд. А потом мы уснули, устали очень.

- А утром? - спросил я. - Когда проснулись?

- Утром? - переспросила она. - Утром! Утром я краснела от каждого ее взгляда, быстро собралась, и убежала.

Правда, когда я встретила Ленку в понедельник в универе, она подмигнула мне и сказала спасибо! Вот так! - Закончила рассказ Настя.

Я забрал у нее пустой бокал, и повернувшись к ней, после того как поставил ее и свой бокалы на пол, около дивана, повалил ее на спину и стал покрывать ее лицо поцелуями. Настенька уже была на грани, ее трясло от возбуждения, а когда я стал проникать между ее ножек, она с готовностью раздвинула их, пропуская меня к заветной дырочке. Продолжая целовать ее губы, я резко вошел в нее, практически сразу на всю длину, Настенька дернулась от неожиданности и изогнулась подо мною, а я как сумасшедший входил в ее горячее влагалище, не выпуская ее губы. Просунув свой язык к ней в рот, я почувствовал, как она стала его посасывать, а ее бедра все сильнее и сильнее подмахивали мне. Неожиданно, она резко сбросила меня с себя, ее лихорадочно трясло, повалив, теперь уже меня, на спину, Настя как пиявка присосалась к моему члену, ее язык творил чудеса, а рукой она ласкала мои яички, и уже через минуту, я закричал.

- А где? - услышал я удивленный, даже обиженный, голос Насти, ее глаза с удивлением блуждали от моего лица к моему члену. - Одна капля! И это все?

- Я же тебе говорю, - засмеялся я. - Ты меня всего высосала, всего без остатка.

- Я так не играю! - надула она свои губки. - А как же я? Я что, без десерта осталась?

Поднявшись, я обнял ее и увлек за собой, мы, крепко обнявшись, лежали на диване. Казалось, что в этом мире больше ничего нас не касается, и вскоре наши веки потяжелели, и на нас навалился крепкий сон…

 +2 
Теги: случай



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Похожие фото