» » Заработала на новую машину

Заработала на новую машину


— К нам Витек едет, — сказал я жене, отключая мобильник.

— Это который предприниматель? ¬ — спросила жена.

— Да.

Тут я заметил, как у Люськи заблестели глаза. Виктор Петрович, как мы его дружески называли, ей нравился. Правда виделись мы нечасто, и у неё ничего в отношении Витька не получалось.

Теперь самое время сказать о нас. Три года назад мы купили в деревне домик-развалюху и на этом участке заново отстроили хороший новый дом. Под это дело брали кредит, который ещё не выплатили. Поэтому о новой машине пока только мечтаем. На лето всегда уезжаем из города в деревню, в свой домик. Благо учительский отпуск всегда летом. С Людмилой мы живем уже шесть лет. Отношения доверительные. И она, и я позволяем себе маленькие романчики на стороне. Договорились, чтобы домой никого не водить, а все любовные дела справлять на стороне. В других местах.

Частенько делимся с ней о своих амурных приключениях. Она всегда из каждой истории делает целый спектакль. Мужикам она нравится. Общительная, обаятельная, контактная. Но шалавой я бы её не назвал. Под кого попало она не ложиться. Если мужик ей понравился, она позволяет ухаживать за собой, принимает небольшие подарки, в ответ кокетничает. При этом отношения имеют волнообразный характер. Она, то приближает к себе мужчину, позволяет погулять с собой, проводить до дому, посидеть в ресторанчике или кафешке, то отдаляет. И когда очередной кандидат в постель уже решат, что дело почти сделано, и он вот-вот будет обладать этой чудесной женщиной, она начинает ссылаться на занятость на работе, болезнь мамы и т. п. Доведя мужика почти до отчаянья, она вдруг сама тащит его в постель. Секс при этом получается очень и очень даже бурным. Всё это Людмилка умеет делать достаточно тонко. Все выглядит очень даже натурально. Проведя с новым любовником несколько бурных встреч, она пять на время отдаляется, чтобы через неделю-две снова наслаждаться сексом с новым партнером. Я тоже уделяю внимание посторонним дамам. На наши семейные отношения эти секс-приключения не оказывают никакого влияния. Точнее оказывают. Положительное. Познав других, мы крепче любим друг друга.

Вечером Витек приехал. Людочка во всю с ним кокетничала. Я понял — Витек попался. Да он и сам не прочь ей засадить. Улучив минутку, она сказала мне:

— А почему бы у Виктор Петровича не занять денег на машину.

На что я ответил, что, мол, не удобно и т. п. В ответ Люська сазала:

— Ну, тогда я сама попрошу, только ты не мешай, ладно.

— Ладно.

После ужина, который мы провели романтически, при свечах Люда повела гостя показать ему его комнату, а я пошел надергать морковки. Было темно. Я уже хотел идти за фонариком, как вдруг в гостевой комнате загорелся свет, Людочка показывала гостю его жилище и стелила постель. Шторы в гостевой были не задернуты, грядка осветилась, и я начал дергать морковь.

Когда я набрал моркови и зелени, то машинально посмотрел в окно. И остолбенел. Корзина чуть не выпала из моих рук. Витя и Люся стояли посреди комнаты и истово целовались взасос. Люська терлась лобком о Витину ногу, он одной рукой лапал через белую маечку её груди, а другой попу, одетую в коротенькие желтые спортивные шортики с закругленными разрезами по бокам. Она своей рукой шуровала в области его члена. Быстро она его скрутила, подумал я. Интересно, они сейчас и трахнуться? Но Люда внезапно отстранилась, и стала приводить себя в порядок. Я пошел в дом.

Когда легли спать, я, вспоминая подсмотренное, буквально набросился на жену, которая ответила мне тем же — была заведена той же сценой. Секс у нас получился очень даже бурным, как внезапное извержение вулкана. Когда я кончал, было именно такое впечатление.

Проснувшись утром, я по своему обыкновению, пошел на речку. В пяти минутах ходьбы было отличное место для купания. Каждое утро я начинал с плавания. Заряжает на весь день. Наплававшись вволю, я, уставший и довольный, пошел домой. По пути сразу завернул за угол дома, нарвать свежей зелени к завтраку. И тут я услышал интересные звуки. Ими были Люськины вздохи и стоны, которые доносились через открытое на лето и заделанное сеткой окно. Но шторы были плотно задернуты, мне не было видно, что там происходит.

Но это и так было понятно. Я ни разу не видел, как Люська ебется с другими мужиками, хотя она и рассказывала об этом. Но рассказ это одно, а самому увидеть — другое. Поэтому меня так и подмывало посмотреть на это дело. Но задернутые шторы не позволяли этого сделать. Нарвав зелени, прошел на крыльцо и сел там на ступеньки.

Ждать пришлось совсем недолго. Через несколько минут на веранде появилась моя супруга в коротеньком сарафанчике. Её лицо сияло победной улыбкой. Выглядела она вполне довольной и удовлетворенной.

— Привет! — сказала она и добавила — А чего ты тут сидишь?

В ответ я начал что-то нечленораздельное говорить, а она снова спросила:

— И давно ты тут сидишь?

— Да нет.

— Так ты что, видел как мы, — при этом потянула на себя согнутые в локтях руки со сжатыми вверх кулачками. Так делают, показывая трах.

— Нет, ¬ — ответил я, и после паузы добавил, — не видел. Только слышал.

Люся подошла ко мне и стала руками причесывать мою лохматую после речки голову. Я обнял её за голые ноги. От неё пахло спермой и сексом. Не усела подмыться, подумал я и провел рукой у неё между ножек. Её киска и ножки вверху были мокрыми, как я и ожидал. Мой член давно уже начал шевелиться в штанах. Когда я еще только услышал первые звуки секса через окно. А тут он от этих запахов и прикосновения к нежной коже женских ножек смело пришел в боевую готовность. Люська замерла и глубоко задышала. Она хотела ещё. Не смотря на то, что её только что выебали. Тут на веранду вышел Виктор Петрович:

— Пойду искупаюсь, — сказал он, а Люда ему рукой показала где пляж.

Только он ушел, как я спросил:

— Ты голенькая к нему пошла?

— Нет. Я одела трусики и лифчик. Так соблазнительнее. И потом мне хотелось, что бы он меня раздел.

— Расскажи, как это было.

— Только ты ушел на речку я надела белье и пошла к нему. А он пошел, наверное, в туалет. Мы с ним в коридоре столкнулись и сразу бросились в объятия друг к другу. Сразу стали сосаться и обжиматься. Витя взял меня на руки отнес к себе на кровать. Там он начал покрывать меня поцелуями сверху до низу. Он снял с меня сначала лифчик, потом трусики. Потом снял свои трусы. Его малыш уже стоял. Вот это хуй, подумала я. Я и так вся текла. Мне хотелось его с вечера. А тут такой крсавец.

— Я знаю, что тебе с вечера хотелось — вставил я слово, — большой у него?

— Представь себе — да. Я разные члены видела, но в основном они по размеру сильно не отличаются. Вот как у тебя. По форме да. У кого-то вправо завернут, у кого-то чуть влево, у кого немного загнут вверх. Но по размеру примерно одинаковы. Один правда, был толстенький, но длинны стандартной. А этот явно больше среднего. Настоящий хуй.

— На сколько больше?

— Ну сантиметра на три, четыре поболее твоего. И потолще.

— Ну это ничего, — успокоился я.

— Но самое главное, какой он красивый. Истинный красавец!

— А что, член может быть красивым? — усмехнулся я.

— Еще бы. Совершенно прямой, красивой формы головка. Я как подумала, что этот красавец в меня сейчас войдет, так чуть сразу не кончила. А стоило ему в меня войти, как я сразу забилась в экстазе. Ты же знаешь, что я люблю глубоко. Было неимоверно хорошо ощущать этого красавца у себя внутри. Его хуй так глубоко доставал, почти до матки. Он сделал не более десятка толчков, как я начала кончать. Первый раз он тоже быстро кончил. Когда кончал, он так далеко в меня засовывал свой кол, что он головкой стал тыкаться в матку. Ощущения неземные. Я улетала и кончила еще раз.

— Так он что, дважды успел тебе воткнуть?

— Да! — её лицо просияло. — И второй раз он долго меня ебал. Поэтому ты и застукал нас.

Мой член раскалывался от услышанного. Я, не долго думая, здесь же на веранде положил женушку грудью на стол, задрал на её голую попку подол сарафана и сзади вошел. Несмотря на то, что её только что дважды трахнули большим членом, Люськина пизденка не выглядела раздолбанной. А была как всегда упругой. Она активно мне помогала, двигаясь попой назад и сокращая мышцы влагалища. Трахая её, я представлял, как она только что лежала под Виктором подмахивала ему, и как его член ходил в ней. От этих мыслей я быстро кончил. На последок поцеловал обе половинки её сладкой и нежной попы и спустился с поцелуем ниже. По бритым губкам стекала сперма, теперь уже моя, маленькими толчками появляясь из уже закрытого влагалища. Туда я сделал третий поцелуй и опустил задранный край сарафана. Люська выпрямилась и весело сказала:

— Ну прям затрахали вы меня на пару, надо хоть немного помыться — глаза у неё были счастливые.

— На речку пойдешь? К нему? — с подтекстом спросил я.

— Хотелось бы ещё конечно, но надо сделать паузу.

— Скушать твикс, что ли, — мы оба весело заржали.

После обеда поехали на рыбалку. На остров. Он в семи километрах. Небольшой, уединенный. Там и расположились. Ставили сетки, ловили рыбу удочками, купались, варили уху. В общем отдыхали. Вечером, когда зашло солнце, стало потихоньку смеркаться, я позвал Витька проверять сети. На что супруга обиженным тоном сказала:

— А как же я. Одну меня здесь бросите?

Я понял, к чему клонит моя благоверная, поэтому ответил:

— Вить, останься. Будешь охранять единственную женщину на острове.

На что он дурашливо ответил:

— Не просто женщину. А красивую, стройную, соблазнительную. Такую враз могут выкрасть. Слушаю и повинуюсь. Буду охранять, ни куда не отпускать и выполнять все её прихоти.

Когда я отплыл и почти проверил первую сеть, прошло минут 20. Понадобился нож. Выяснилось, что я его забыл. Пришлось возвращаться. Когда я подплывал к берегу, обратил свое внимание на то, что не слышу их трепа. Обычно Люська все время, что-то рассказывает. А тут тишина. Я догадывался о её причине. Причалив к песчаному берегу, я, стараясь не шуметь, вышел из лодки. И тут моего слуха донеслись сладкие Люськины стоны. Они явно усиливались. Звук шел из-за кустов, что росли вдоль берега.

Подойдя к ним, я увидел, как в восьми метрах Витька в классической позе ебет мою жену. Со спущенными до колен плавками он делал неспешные, с остановкой, плавные движения. Смакует, подумал я. Голенькая Люська лежала на толстом войлоке. Её ножки, согнутые в коленях, очень соблазнительно смотрелись. Особенно место, где ножки переходят в попу. Они были развернуты в три четверти, головой от меня, и поэтому видеть меня не могли. Ну, вот, ты мечтал посмотреть со стороны, как ебется твоя жена. Что ж, мечта сбылась. Не знаю зачем, я сделал пару кадров на мобильник, взял из сумки нож и поехал снимать сети дальше.

За ночь ничего существенного не произошло. Спали в палатке втроем. Люда между нами. Может они и лапались, но секса меж ними в эту ночь не было точно. На другой день вернулись домой, отдыхали и потихоньку пили пиво. Поздно вечером, подойдя к раскрытому окну, я услышал Людочкин голос:

— Я ночью приду. Антоша обычно крепко спит, а после секса тем более.

Не выдавая себя, я отошел от окна, прошел в нашу спальню и лег спать. Лежа в постели, стал прокручивать события последних двух дней. Увиденное и услышанное. Вспомнил остров. Как подсмотрел секс жены, её ножки и часть попки. Просмотрел сделанные фото. И здорово возбудился. Хуй стоял колом. Минут через 5 подошла жена, разделась и голышом юркнула в постель. Я сразу полез к ней в пизду. Там все было влажно и скользко. Пальцем проник во влагалище. Обожаю, такое состояние женщины, когда в её щелке палец купается в женской смазке. Такое впечатление, как будто там все состоит из сливочного масла или покрыто все сливочным маслом. Люська хотела трахаться. Это ясно. Но вот с кем? Со мной или с Витьком? Ладно, думаю, хрен с ним, или точнее с ней. С кем она хочет. Главное я хочу. А жена сразу потрогала рукой мое хозяйство.

— Да ты уже готов, — проворковала она.

— Давно уже жду тебя, — ответил я и, перебравшись через её ногу, лег сверху. Люська просунула в промежность руку и направила моего малыша к себе внутрь. Трахая жену, я все время представлял, как её ебёт Виктор. Вспомнил картинку на песке острова и спросил:

— Тебе понравилось на острове?

— Да. Было классно, — а потом как бы спохватившись, добавила — а что ты имеешь ввиду?

— На войлоке, с Витьком. Когда я сети проверял.

— Классно было. Он так хорошо ебёт. У него такой член. А ты что? Знаешь, — удивилась она и добавила — но откуда? Ты же сети проверял?

Я, не вынимая из неё члена, дотянулся до мобилы и показал ей фотки.

— Ты что! Подглядывал!? Да?

— Это случайно получилось, — я продолжил долбёжно-ебежное дело.

— А тебе понравилось?

— Что, — спросил я.

— Ну как я со стороны смотрюсь во время секса?

— Все женщины во время секса смотрятся супер, — ответил я и перевернул Люську на живот. Лег сверху и вошел сзади.

— Он тебя в жопу ебал?

— Нет, в жопу я не дала. Рано ещё.

— Ну, тогда я это сделаю. Раздвинь попку.

Люська закинула руки назад и раздвинула свои дыньки, освободив доступ к анальной дырочке. Я вынул скользкий и мокрый член из влагалища и направил в задницу.

Жена одной рукой подправила направление. Я качнулся чуть вперед, она подала таз назад. Скользкий член без труда вошел в любимую попку. Обожаю ебать женщину, лежа на её заднице. Хоть в пизду, хоть в попку. В этой позиции я и кончил. Немного полежав, начал дремать. Людмила наклонилась ко мне и поцеловав, сказала:

— Ну спи Антоша. Крепко спи. А я пошла к Вите. А ты крепко спи, не просыпайся. И ничего не слушай.

Я сонно кивнул в ответ, и прошептал:

— А ты не сильно кричи, чтоб меня не разбудить.

— Я постараюсь.

— Голенькая пойдешь?

— Нет. Одену чулки, трусики и лифчик. И полупрозрачный пеньюар.

— Удачи, — сказал я и уснул.

Проснулся от того, что кто-то вошел в комнату. Открыл глаза. Это была Люда. Включила настенный светильник, подошла к зеркалу, сняла халатик и голенькая покрутилась у зеркала, рассматривая себя в различных ракурсах.

Потрогала сиськи, погладила животик, развернулась, что бы видеть в зеркале свою попу, провела рукой по ней. Оставшись довольной своим видом, стала одеваться. По-видимому, она уже давно продумала, в чем ей идти. Потому как в поисках вещей она не шарила, а довольно быстро надела чулки, трусики и лифчик. Опять покрутилась у зеркала, одела нежно-розовый прозрачный пеньюар и вышла.

Мне остро захотелось посмотреть, как у них там всё будет происходить. Но как? Из коридора? Дверь непрозрачная, а надеяться, что удастся её незаметно открыть — глупо. Поэтому, я вылез в открытое окно, по отмостке обошел дом, и, стараясь не шуметь, приблизился к окну гостевой комнаты. Окно открыто внутрь, но закрыто шторами. Была небольшая щелка из-за неплотного прилегания шторы к открытой раме. Но в неё мало что было видно. Ночник светил хорошо, но сектор обзора был неудачен. А вот слышно было неплохо. Но любовники говорили очень тихо, Люда же пообещала не громко кричать, поэтому до меня доходили только обрывки фраз.

Да, спит... Крепко... Прекрасна... Соскучилась по нему... Всё это перемежалось возней и сопением. И то и другое было слышно гораздо лучше, чем разговоры. И вдруг отчетливо:

— Классно сосешь, — снова тяжелое дыхание и потом прерывистым голосом Людмилы — ответ — Какой красавец, какой красивый и большой у тебя хуй. Я люблю его. Как классно вы с ним меня выебали на рыбалке.

— Мы с ним тебя и твою красавицу-пизденку тоже любим и обожаем. И будем любить и ебать вас обеих всю ночь... — Сопение. Потом, после паузы — Людочка, Люсечка, ты так прекрасна. Хочу всегда с тобой...

Потом все на немного стихло, и тут мне повезло. К столу, который попадал в сектор обзора, вышла Люська. На ней были только чулки и лифчик. Лифчик спущен ниже грудей. Трусиков не было. Уже сняли.

Она подошла к столу и, выдвинув верхний ящик, стала шарить в нем. Тут к ней сзади подошел Виктор и руками стал гладить попку Людочки. Его член торчал колом. Он и вправду был огромен. Не такой конечно, как в порнушных журналах, но намного более моего, и толще. А тем более, что со стороны, чужой хуй всегда больше кажется. Свой член Витек положил в ложбинку между Людочкиных ягодиц и стал тереться им туда-сюда, как будто трахал её меж булочек. Жена сразу же выгнула спинку, и подалась немного назад. Витек немного присел и сал целить членом между её ног, ища вход в пещерку. Наконец ему это удалось при помощи Люськиной руки, и, взяв руками за бедра, стал её наяривать. Потом, не переставая трахать, расстегнул на лифчике застежку. Люськины сиськи освободились совсем. Витька накрыл их снизу руками. Смотрелось все это просто шикарно. Через какое-то время ВП вышел из жены и, взяв её на руки, понес на кровать. Его хуй победно раскачивался из стороны в сторону.

Послышался скрип дивана, потом шум возни и наконец, равномерно-повторяющиеся звуки, характерные для секса. Если у стола Люська мужественно молчала, то здесь глубоко задышала. Начала постанывать. Скоро кульминация, понял я. Пора уходить. Хоть и хотелось дослушать до конца. Но потом сложнее будет бесшумно отойти.

Я оставил свой пост и вернулся в спальню. Там лежа в постели прокручивал увиденное и услышанное. Да. Люська смотрится со стороны супер. Конфетка. Особенно в чулках и голенькой попкой. Я думал о наших с ней отношениях. На стороне мы с ней трахались. Она со своими любовниками, я со своими. Рассказывали друг другу, не таясь, о своих сексключениях. Её больше волновало, во что одета моя очередная пассия, какие трусики, прическа. А я спрашивал о позах, о хуе, сколько палок кинул. Но никогда мы не занимались этим дома. А тут при мне чужой мужик ебет мою жену. Правда он не знает, что я все видел. Нет, ревности здесь не было.

А было какое то волнительное чувство, ощущение необычности. И радости за жену, что ей попался хороший член. Она давно хотела большой хуй.

Мои размышления прервал звук открываемой двери, Люськины шаги в туалет, потом назад. Дверь в нашу спальню открылась, в ней показалась Люськина голова, она посмотрела на спящего меня и ушла к нашему гостю.

Я не заметил, как заснул и проснулся только, когда Люська пришла ко мне утром. Чулки она так и не сняла. Понятно, что так она выглядит сексуальнее. Я залюбовался ею. Да, там было, что тискать и что ебать. Не женщина — загляденье. В душе я ликовал, что такое сокровище досталось именно мне. Я её мужчина, муж. А остальные так, любовники. И только по её желанию. Обладать такой женщиной — вершина мечтаний. А я могу её иметь хоть каждый день, если сил хватит. Ласкать её грудки, прикасаться к попке, гладить животик, лицезреть попку и входить в её лоно. Это ли не счастье.

К кровати шла, улыбаясь, не женщина — королева. Миниатюрная, но роскошная. Не пышностью форм, но каким — то внутренним обаянием.

— Сколько? — спросил я.

В ответ Люда показала всю пятерню раскрытой ладони с растопыренными в стороны пальцами.

— Пять раз? — не унимался я. Она, снова молча, кивнула в ответ.

Люда подошла к кровати, перелезла через меня, и так же молча, залезла своей рукой мне в трусы. Там нащупала мой эрегированный член. Развернулась ко мне спиной и легла на бок, подставляя мне свой очаровательный зад. Чем я не медля, воспользовался. Нащупал членом губки её влагалища, там всё было мокро видимо от ночных кувырканий, и беспрепятственно вошел. Я любил эту позу.

Натраханная Люська почти не проявляла признаков жизни. Поэтому я сосредоточился только на себе. После каждого толчка я вынимал член и входил как будто заново. Кайф неописуемый. А тут еще животом прикасался к её чудной попке. Когда я кончил и вышел, то увидел, что моя чудная Люсечка, моя фея, спит. Я оделся и пошел на речку.

Придя с речки, я позавтракал, и сидел в кабинете, слушал музыку. Мои голубки спали почти до обеда. Оно и понятно. Это после такой ночи. В обед Виктор Петрович поехал в город, по делам. Людмилу я не трогал, пусть отдыхает. Как оказалось не зря. К вечеру приехал ВП, мы расположились во дворе и жарили там шашлыки. Пили красное сухое вино. Никто не хотел напиваться водкой. Все знали о влиянии водки на сексуальную активность.

И все надеялись на продолжение ночных приключений. Которые, так же повторились, как и в предыдущую ночь. Только с одним исключением. После того как я на ночь выебал Людмилку, и она пошла к Витьку, я не пошел за ними подглядывать и подслушивать. А просто уснул. Когда ночью вставал в туалет, то сексуальную возню в гостевой я воспринял как нечто само собой разумеющееся. И только порадовался за свою супругу, которой это ночное приключение было в кайф.

Утром тоже все повторилось. Люда вернулась в супружескую постель, позволила себя взять, только уже в классической позе и уснула. А я снова речку. Музыку не слушал, некогда. Занимался домашними делами. Я то всю ночь спал, в отличии от некоторых.

К обеду встали Витя и Люда, мы позавтракали и Витек отбыл домой. Когда его машина выехала за пределы деревни в мой кабинет вошла супруга и показала плоский предмет. Им оказалась пластиковая карта.

— Что это? — спросил я.

— Машина. Новая! — ответила Люська.

Так вот зачем Виктор Петрович ездил в город. Выходит жена заработала нам новую машину...

 +4